Тиара это


Корона, тиара и диадема – Стиль – Коммерсантъ

В прошедшую субботу, 14 апреля, состоялся финал конкурса «Мисс Россия-2018», специально для которого ювелирная компания Mercury создала новую корону. Пользуясь случаем, «Коммерсант Стиль» напоминает, чем корона отличается от тиары, чего стоит ношение драгоценного головного убора и где их взять.

Различия между короной, диадемой и тиарой обусловлены исключительно их историческим происхождением. Корона из них самое тяжелое, детально проработанное, высокое и формальное украшение. Ношение короны традиционно подразумевало законное право того, кто ее носит, на землю и власть над ее обитателями. Диадема представляет собой разновидность короны в виде венца, замыкающегося в кольцо, тогда как тиара незамкнутый подвид диадемы.

Диадема представляет собой разновидность короны в виде венца, замыкающегося в кольцо, тогда как тиара незамкнутый подвид диадемы.

Диадема впервые появилась в Древней Греции в качестве женской головной повязки, затем стала лавровым венком в Древнем Риме, символом славы и триумфа. В Европу диадема пришла только в конце XVIII века вместе со стилем ампир и модой на античность, а в России — в 1830-х, когда император Николай I ввел правило обязательного ношения кокошников при дворе и придворные дамы стали заказывать ювелирам драгоценные диадемы в русском стиле.

Современная корона для конкурса «Мисс Россия» традиционно всегда выполнена на русский манер. С 2005 года ее форма напоминает о куполах русских церквей, а в отделке присутствует жемчуг. Первый редизайн корона главного конкурса красоты претерпела в 2010 году, в этом году прошлогодняя «Мисс Россия» Полина Попова короновала новую победительницу Юлию Полячихину произведением российской ювелирной компании Mercury. Впервые в этом почетном головном уборе появились сапфиры и рубины, вместе с белоснежным жемчугом составляющие российский триколор. После конкурса корона отправилась в надежные сейфы Mercury, где будет ожидать нового этапа в следующем году.

Bvlgari, розовое золото, сапфиры, бриллианты

Harry Winston, платина, бриллианты

Buccellati, тиара Carlotta, белое золото, бриллианты

Tiffany & Co, тиара-трансформер с отстегивающимся браслетом, платина, бриллианты

Graff, тиара Diamond Scroll, белое золото, бриллианты

Chanel, тиара Etoile Filante, белое золото, бриллианты

Chaumet, тиара Josephine, белое золото, бриллианты

Cartier, тиара-трансформер, белое золото, бриллианты

Garrard, тиара Princess, белое золото, бриллианты

Axenoff Jewellery, серебро, цирконы, жемчуг

Надо сказать, что драгоценные украшения с множеством крупных камней имеют приличный вес. Сегодняшние прически, подразумевающие чистые и легкие волосы, удерживают тиару и тем более корону только при помощи тонны лака и множества шпилек. До возникновения шампуня такой сложности в принципе не существовало, так как волосы были плотнее, жирнее, обильно смазаны помадой и легко поддавались формовке. Тиаре помимо ухищрений с прической держаться на голове помогают привязанная к ее разомкнутым концам лента или эластичная резинка, которые прячут под волосы. Если тиара тяжелая, для нее делают дополнительные крепежи в виде гребней.

Зои Дойч и Кира Найтли

Дипика Падуконе и Скарлетт Йохансон

Николь Кидман и Стелла Маккартни

Элизабет Херли и Кэти Перри

Кьяра Ферраньи и Рита Ора

Элизабет Тейлор и Анна Ивченко

Современные тиары делают в самых разных стилях, материалах и ценовых категориях. Из золота и драгоценных камней они есть почти у каждой крупной ювелирной марки. Парижане Chaumet известны своими тиарами с конца XVIII века. Головные украшения Cartier в стиле ар-деко пришлись очень кстати в 1920-х, тиару именно этой марки надела на свадьбу принцесса Диана, а затем и герцогиня Кембриджская.

Диана, как настоящая икона стиля, даже с таким формальным украшением для 1980-х годов, как тиара, обращалась играючи. Известен эпизод, когда принцесса надела как головное украшение колье с бриллиантами и изумрудами. Большинство многочисленных корон, диадем и тиар для британского королевского двора создавал ювелирный дом Garrard — кстати, старейший в мире. У них и сегодня есть широкий выбор этих украшений для современных принцесс. Французы Chanel выпускают тиары в самых разных стилях: ободок с пером из золота и бриллиантов, ювелирное бандо в стиле 1920-х годов, невысокий бриллиантовый кокошник. Американцы Tiffany & Co. делают тиары похожими на короны и часто украшают их цветными камнями. А вот российский ювелир Петр Аксенов сделал серебряные тиары своей визитной карточкой и в прошлом году даже устроил в Санкт-Петербурге «Бал тиар».

Елизавета Боуз-Лайон, герцориня Йоркская, будущая королева-мать и Принцесса Маргарет

Диана, принцесса Уэльская и королева Великобритании Елизавета II

Диана, принцесса Уэльская и принцесса Александра, супруга принца Датского Иоахима

Королева Нидерландов Максима и кронпринцесса Швеции Виктория

Королева Швеции Сильвия и Камилла, герцогиня Корнуольская

Принцесса Великобритании Анна и принцесса Монакская и Ганноверская Каролина

Королева Испании Летисия и герцогиня Кембриджская Кэтрин

Иногда ювелирную тиару делают как украшение-трансформер, чтобы носить ее можно было еще и как колье. Или делают некоторые ее элементы отстегивающимися, чтобы носить их как брошь, серьги или подвеску.

Говорят, что тиары улучшают манеры и способствуют созданию особого психологического состояния у той, кто ее носит. Сегодня всяческие формальные правила этикета в их отношении отброшены в прошлое, то есть носить их можно в любом возрасте и ситуации. Даже королевские особы носят драгоценные головные уборы сегодня не как статусный символ, а скорее как дань уважения традиции.

Guo Pei, Dolce&Gabbana, Saint Laurent

Последнее время тиары из металла и искусственных камней и кристаллов все чаще появляются на подиумах. В 2015 году тиару Saint Laurent невозможно было найти в бутиках — так быстро их разбирали с прилавков. Их берут в оборот дизайнеры haute couture, в частности китаянка Guo Pei. Особенно приятно видеть тиары на красной ковровой дорожке. Элизабет Тейлор, Николь Кидман, Лиз Херли, Кира Найтли в свое время с успехом демонстрировали, что современной женщине для ношения тиары нужны не королевское происхождение, а хорошая осанка и уверенность в собственной неотразимости.

⭐ Чем отличается тиара от диадемы? Отличия: корона, диадема, тиара

Новости о жизни ныне живущих королей и королев не спешат сходить с первых полос. СМИ активно освещают вопросы: кто с кем, где, когда и в чем. Каждый элемент гардероба членов королевских семей подвергается массе обсуждений и дискуссий, как среди экспертов, так и среди интересующихся темой.

Особое внимание припадает на украшения: короны, диадемы, кольца, перстни, кулоны, серьги. Оказывается, некоторые из них передаются по наследству и тщательно оберегаются новым владельцем. Некоторые из них - неувядающая классика, другие - моветон. Среди самых известных и запоминающихся выделяют корону, диадему, тиару.

Именно о них и пойдет речь в нашей сегодняшней статье. А точнее об их различиях: каковы особенности дресс-кода и что лучше выбрать, если ты собираешься на бал или собственную свадьбу. Эти знания помогут тебе составить шикарный образ, ну или хотя бы блеснуть эрудицией: подружки будут в шоке, мужчины не отведут глаз.

Диадема и корона: разница

Из всех возможных королевских регалий, корона - самое известное. Что первое приходит на ум об упоминании королей и короле? Правильно - корона. Еще из детских сказок мы помним, они не могут обойтись без главного признака величества и могущества.

С латинского это слово переводится как “венок”. Сначала им венчали головы победителей олимпийских игр, а затем украшение видоизменилось. В начале средневековья для Константина I изготовили золотой круг, закрепленный вокруг железной “ленты”. Изделие сохранилось до наших времен, хранится в в соборе Монца (рядом с Миланом).

Но так как сегодня в большинстве стран монархия сохранилась только из уважения к традициям, короны в основном хранятся в соборах и музеях, достаются исключительно по памятным случаям. Они наиболее формальны. Высокие, массивные, с тщательно проработанными деталями.

Изначально короны считались мужским атрибутом, сейчас патриархат отошел на второй план. На смену пришли более женственные диадемы.

Чем отличается корона от диадемы?

Название диадемы пришло из Греции. Оно восходит к слову “Diadeo”, означающему “обвязать” или “закрепить”. Обозначение указывает на отличия в форме - корона цельная, диадема, хоть спереди похожа, но сзади не закрывается до конца.

В свое время ее носили азиатские правители, древнеримские жрецы. В Европе она появилась только в конце 18 века, когда в моду вошла античность.

При венчании диадемы были и остаются востребованными. Изначально на жениха и невесту надевали венок из разных растений. Затем его стали изготавливать из металла, украшая драгоценными камнями.

Многие невесты в XXI веке выбирают диадемы для прически, желая создать нежный образ, почувствовать себя особенной. Это самое распространенное украшение, представленное в разных видах декора. А если необходимо подчеркнуть роскошь, выдать образ в максимальном сиянии и блеске, тогда выбирайте элитную диадему. Не сложно распознать этот вид украшения, отличие в материалах: изготовливется из ювелирного сплава металлов, в виде вставки используется исключительно кубичский цирконий (фианит). Болеее подробно об материалах мы узнаем позже.

Диадема или тиара: разница

С различиями между короной и диадемой разобрались. Осталось изучить актуальные свадебные прически с диадемой и образ готов. Но есть еще одно “королевское” украшение - которое точно заслуживает вашего внимания - тиара.

Итак, диадема и тиара, в чем отличие? Происхождение слова “тиара” тоже древнегреческое. Такие головные уборы монархи надевали на важные праздники и торжества. По форме они напоминают низко усеченный конус. В отличие от диадемы, верх - плоский, с чеканными пластинами из металла и камней.

Тиара похожа на роскошный ободок (обруч), иногда в продаже вы можете увидеть ее под таким названием. Но это неверно. Тиара не гибкая, не держит волосы, а просто их украшает, и надевается на голову сверху, а не как обруч. Чтобы изделие держалось на голове без тонн лака, к его разомкнутым концам прикрепляют шпильки, заколки-невидимки, ленты или резинки, скрытые под волосами.

Тиара и диадема различия имеют в форме - первая скорее плоская, в то время, как вторая - более выпуклая.

Значение “королевских” украшений

Считается, что тиары и диадемы благотворно влияют на манеры и создают у обладательницы особое психологическое настроение. Возможно, несколько веков назад так и было, ведь правом носить подобный убор обладал не каждый. Сегодня же от формальных правил этикета постепенно отказались. Даже принцессы и королевы надевают головные уборы с драгоценностями в качестве уважения традиций, а не чтобы выразить свою статусность и превосходство.

Девушки не голубых кровей надевают их на свадьбы, дни рождения, торжественные мероприятия - выпускной или бал. Если грамотно продумать все детали, украшение смотрится уместно и привлекает восхищенные взгляды.

Предварительно стоит примерить несколько вариантов, чтобы понять какой лучше подойдет под форму лица, прическу, макияж, фату. Ориентируйтесь на образы Кейт Миддлтон, Меган Маркл, принцессы Ингрид. Они удачно сочетают классику с современностью.

Используемые материалы

Cвадебные короны, диадемы и тиары изготавливают из:

• бижутерного сплава металлов с инкрустацией камнями Сваровски;
• бижутерного сплава металлов с инкрустацией камнями Сваровски и фианитами;
• ювелирный сплав с инкрустацией фианитами.

Вот он, последний вариант, о котором мы упоминали выше. Это роскошный, наилучший по материалам и блеску - не ржавеет и не темнеет со временем. Предыдущие варианты также отличаются хорошим качеством. Самое главное - правильный уход за бижутерией, хранение и конечно аккуратность в ношении.

Больше узнать о материалах бижутерии можно здесь

В праздничный день важно ощущать себя настоящей Королевой. Сегодня титулы - это формальность, куда важнее, что внутри - любовь, счастье, поддержка самого близкого человека. Мелкие детали в образе помогут дополнить эту идиллию, создать нужное настроение и настроиться на верный лад. Будь то корона, тиара или диадема, ты будешь выглядеть великолепно!

Современная тиара – это эксклюзивное украшение, подчеркивающее красоту и статус своей обладательницы

Тиара – это символ великолепия с богатейшей историей. В былые времена ее носили только дамы королевских кровей и представительницы знати, которые могли себе такое позволить. Тиары подчеркивали особое положение своей обладательницы. Более того, надевали тиару только замужние женщины, поскольку считалось, что юные создания не нуждаются в обилии драгоценных украшений. Впервые они получали такой подарок не ранее, чем к свадебному дню.

Немного истории

Значение слова «тиара» далеко не всегда сводится к указанию на особо ценную деталь причесок дам знатных сословий. Это еще и атрибут власти, а также неотъемлемая принадлежность облачения высших духовных лиц. Тиара – это головной убор, имеющий форму усеченного конуса, у жрецов и древних восточных царей. Так же называется и тройная корона Римского Папы, украшенная крестом и лентами, в таком виде она существует еще с XIV века.

Первым изготавливать тиары начал Франсуа Нито, искусный ювелир. Одно из таких его украшений Наполеон презентовал Марии-Луизе, своей второй жене. Не изменяя семейным традициям, потомки ювелира основали дом Chaumet, по сей день торгующий этим модным аксессуаром. Сегодня они предлагают и роскошные антикварные украшения с интереснейшей историей, и актуальные модные тиары по вполне приемлемой цене.

Современный взгляд

Если считать, что тиара - это украшение для женской прически, напоминающее корону «в миниатюре», то она по-прежнему подчеркивает благородство своей обладательницы и является статусным ювелирным украшением. Дизайнеры не ограничивают свою фантазию никакими рамками, создавая самые удивительные изделия. Поскольку тиару на жестком каркасе очень сложно носить, сегодня от него все чаще отказываются. Это позволяет использовать ее как колье или надевать на голову как ободок, который прекрасно смотрится на строгом каре, классической высокой прическе, длинных прямых или завитых волосах.

Тиара для невест

Особенно помешаны на тиарах российские и японские покупатели. Первые ассоциируют их с эпохой царей, а вторые считают себя поклонниками ювелирной истории Европы. Тиары также заказывают невесты со всего мира, планирующие свадьбу в европейском стиле.

Это неудивительно, ведь многие известные особы благородных кровей использовали такое украшение на церемониях бракосочетания. К примеру, в свое время на принцессе Диане, выходившей замуж за принца Чарльза, была надета пышная фата и роскошная свадебная тиара с бриллиантами, впоследствии ставшая одной из самых дорогих в истории такого рода торжеств.

Как правильно носить тиару

Помимо того что теперь тиары, в основном, предпочитают невесты, эти украшения уместны и на разнообразных мероприятиях, где наряды приглашенных отличаются великолепием и предполагают соблюдение дресс-кода, в частности так называемого white tie - одного из самых строгих, дошедшего до наших дней с середины прошлого века. Тиара приемлема и на балах, она подходит для театра, гала-концертов и званых вечеров у послов.

Кстати, сегодня никто не осудит незамужних девушек, которые носят тиару. Надевать ее или нет, зависит не только от рода торжества, но и от времени его проведения. Тиара - это украшение, созданное только для вечерних торжеств. Днем ее можно увидеть на дамах гораздо реже и только в тех случаях, если предполагается, что мероприятие завершится очень поздно. Так, например, было на свадьбе принцессы Виктории, когда венчание началось в 15:30, а окончилось далеко за полночь.

В любом случае профессионалы советуют испытать на себе все очарование тиары и хоть раз надеть ее по случаю. Тем более что она отлично смотрится и на светловолосых женщинах, и на брюнетках, отлично сочетается с вечерним платьем в пол и туфлями на каблуках, что в совокупности придает царственности даже тем леди, которые не могут похвастаться наследственным благородством кровей.

Королевский этикет: кто и когда носит тиару

Королевские диадемы считаются символом власти и высокого статуса в обществе — надевать эти роскошные украшения могут только замужние дамы и лишь по особому поводу. Перед каждым важным мероприятием пресса и зрители с предвкушением обсуждают, какую диадему выберет тот или иной член королевской семьи, ведь за каждым украшением стоит удивительная история, поколения владельцев и уникальность узоров и вставок из драгоценных камней. Однако выбор тиары не всегда дело вкуса её владелицы: существует свод правил, которые диктуют, как и когда носить эти произведения ювелирного искусства. Журнал Afisha.London раскрывает подробности современного придворного этикета и рассказывает о любимых диадемах монарших особ.

 

В Европе мода на тиары началась на рубеже XVIII-XIX веков: аристократы поручали ювелирам изготавливать диадемы из золота, платины и серебра, а в качестве элементов декора особенно ценились бриллианты, изумруды и жемчуг. Разная форма венца определяла его формальное название: диадема имеет форму круга и замкнутые концы, в то время как тиара напоминает обруч и является подвидом диадемы. Инкрустированная камнями диадема — удовольствие дорогое, такую драгоценность принято передавать по наследству и беречь как зеницу ока. Стоит ли говорить, что самая впечатляющая коллекция этих украшений принадлежит британской короне и Её Величеству Елизавете II, которая внимательно следит за соблюдением протокола, а также выбирает, какую тиару наденет принцесса или будущая монаршая особа на свадьбу.

 

 


Особенные диадемы Елизаветы II

Несмотря на огромный выбор диадем у королевы есть явные фавориты, в которых она чаще всего появляется на приёмах и встречах. Так, невероятно женственную тиару-трансформер от Комитета девушек Великобритании и Северной Ирландии (The Girls of Great Britain & Ireland Tiara) Елизавета явно предпочитает всем остальным. В 1947 году королева получила её как свадебный подарок от Марии Текской — в детстве это была любимая тиара маленькой Лилибет, «бабушкина тиара». Изящное украшение было преподнесено Марии в день её свадьбы с Георгом V в 1893 году, а изготовил тиару один из старейших ювелирных домов Великобритании Garrard, к тому времени получивший звание придворного ювелира. Тиару, каркас которой венчают 13 бриллиантов, можно носить и как ожерелье. «Бабушкина тиара» считается одной из самых лёгких и удобных, и в этой тиаре Елизавета II запечатлена на многих портретах и королевских штампах.

 

The Girls of Great Britain & Ireland Tiara

The Girls of Great Britain & Ireland Tiara. Фото: Tim Graham/Getty Images

The Girls of Great Britain & Ireland Tiara. Фото: Royal Collection Trust

The Girls of Great Britain & Ireland Tiara. Фото: Royal Collection Trust

 

Второй фаворит Её Величества, Рубиновая бирманская тиара (The Burmese Ruby Tiara), также обладает особым значением для королевы. Украшение изготовил ювелирный дом Garrard в 1973 году по личному заказу Елизаветы: в качестве основы использовалась бриллиантовая диадема Низама Хайдарабада и 96 дорогих рубинов высочайшего качества, полученных королевой от народа Бирмы как свадебный подарок. Согласно верованиям бирманцев, именно такое количество рубинов защищает их владельца от всех возможных болезней и недоброжелателей. Верит в это королева или нет — неизвестно, но эту тиару-оберег она часто надевает на встречи с другими политическими лидерами.

 

The Burmese Ruby Tiara. Фото: Anwar Hussein Collection/Getty Images

The Burmese Ruby Tiara. Фото: Getty Images

The Burmese Ruby Tiara. Фото: Getty Images

The Burmese Ruby Tiara. Фото: House of Garrard

 

Ещё одной знаковой диадемой является Бриллиантовая диадема Георга IV (The George IV State Diadem), которую тоже можно увидеть на официальных портретах и почтовых марках. И хотя сейчас эта роскошная корона воспринимается только как женский головной убор, изначально она предназначалась для Георга IV и была изготовлена придворными ювелирами Rundell & Bridge перед его коронацией в 1820 году, а затем её носили все короли и королевы Великобритании. Серебряный каркас короны украшен золотом и инкрустирован 1 333 бриллиантами общим весом в 320 карат, жёлтыми бриллиантами в 4 карата и 169 жемчужинами. Орнамент состоит из особой формы крестов и букетов Розы, Чертополоха и Трилистника — символами Англии, Шотландии и Ирландии. Согласно протоколу, Елизавета II появилась в этой диадеме на своей коронации и продолжает периодически надевать её на ежегодные открытия парламента и в официальных поездках.

 

The George IV State Diadem. Фото: Sotheby's

The George IV State Diadem. Фото: Max Mumby/Getty Images

The George IV State Diadem. Фото: Leon Neal/Getty Images

The George IV State Diadem. Фото: Hulton Deutsch

The George IV State Diadem. Фото: Royal Collection Trust

 


Изысканные тиары герцогини Кембриджской

Протокол предписывает носить тиары на государственных визитах, балах, свадебных церемониях и королевских обедах, поэтому даже при всей своей любви к строгому стилю в одежде и скромным украшениям, Кэтрин периодически надевает атрибуты королевской власти. Первой диадемой герцогини стала утонченная бриллиантовая тиара Нимб (Halo), которую королева одолжила ей в день свадьбы. «Нимб» был изготовлен ювелирным домом Cartier в 1936 году для королевы-матери Елизаветы Боуз-Лайон, а своим названием тиара обязана 739 сверкающим бриллиантам различной огранки и 149 алмазам, создающим вокруг головы эффект сияния. По старинной английский примете в наряде невесты должно присутствовать «что-нибудь старое, новое, взятое взаймы и синее» («Something old and something new, something borrowed and something blue»), так, диадема, одолженная у королевы, идеально вписалась в свадебный образ, а кольцо принцессы Дианы на пальце Кэтрин патриотично символизировало памятную вещь («old») и символ верности («blue»).

 

The Cartier Halo Tiara. Фото: Getty Images

The Cartier Halo Tiara. Фото: Carl de Souza/Getty Images

Принцесса Анна в Новой Зеландии в тиаре The Cartier Halo (1970). Фото: William Lovelace/Daily Express/Getty Images

Принцесса Маргарет в тиаре The Cartier Halo (1950-е). Фото: AFP/Getty Images

Королева-мать в тиаре The Cartier Halo и Георг VI (1937). Фото: Alamy

 

Тиару «Узелки любви» или Кембриджскую (Cambridge Lover’s Knot), уже ставшую символом будущих королев, Кэтрин впервые надела на дипломатический приём 8 декабря 2015 года и позже несколько раз к ней возвращалась. «Узелки любви» создана на основе старинной тиары принцессы Августы Гессенской: в 1913 году Мария Текская заказала ювелирному дому Garrard переделать диадему на более изящную. У новой Кембриджской тиары 19 алмазных арок, к которым прикреплены крупные жемчужины, а сверху тиару венчают 19 алмазных узелков. Мария была в восторге от украшения, а затем оно по наследству перешло к Елизавете II, которая, в свою очередь, вручила тиару Диане в качестве подарка на свадьбу. Тяжелая и, по словам леди Ди, неудобная диадема тем не менее моментально стала её визитной карточкой, а после развода тиара осталась в королевской коллекции, где дожидалась новую владелицу — Кэтрин, герцогиню Кембриджскую.

 

Cambridge Lover's Knot. Фото: Victoria Jones/Pool via Reuters

Cambridge Lover's Knot. Фото: WPA Pool/Getty Images

Cambridge Lover's Knot. Фото: Shutterstock

Cambridge Lover's Knot. Фото: Anwar Hussein/Getty Images

Cambridge Lover's Knot. Фото: Anwar Hussein/Getty Images

Cambridge Lover's Knot. Фото: Tim Graham/Getty Images

 

Читайте также: Зачем смотреть сериал «Корона»?

 


Любимые диадемы Камиллы Паркер-Боулз

Как правило, если королева кому-то одалживает или дарит тиару, то у данной особы украшение остаётся в пожизненном пользовании. Супруга принца Чарльза является обладательницей двух королевских тиар, одолженных ей Елизаветой II, и, судя по тому, что появляется она в них часто, украшения ей явно нравятся. Чаще всего на торжественные приёмы герцогиня Корнуольская надевает массивную и сверкающую диадему с неформальным названием «Соты» (The Greville Tiara). У этой тиары интересная история: в 1901 году известная своей любовью к драгоценностям леди Маргарет Гревилл заказала у фирмы Бушерон необычную тиару с бриллиантовыми узорами в виде листьев полыни, а позже украшение было модернизировано в геометрические узоры, напоминающие пчелиные соты. После смерти леди Гревилл тиара досталась матери Елизаветы II, которая переделала её на свой лад, добавив украшению романтичности и убавив количество бриллиантов, она даже появилась в ней на свой 100-летний юбилей.

 

The Greville Tiara. Фото: James Whatling

The Greville Tiara. Фото: Chris Jackson/Getty Images

The Greville Tiara.

 

Вторая любимая тиара Камиллы, Делийская (The Delhi Durbar Tiara), также принадлежит к разряду помпезных украшений. Тиара из золота и платины была разработана мастерами Garrard специально для придворных мероприятий на территории Индии, которые Мария Текская и король Георг V посетили в 1911 году. В 1912 году тиару адаптировали под легендарные бриллианты Куллинан III и Куллинан IV, а позже их заменили на хрусталь.

 

The Delhi Durbar Tiara. Фото: Anwar Hussein Collection/Getty Images

Мария Текская в The Delhi Durbar Tiara (1912). Фото: Рulton Archive/Getty Images

The Delhi Durbar Tiara. Фото: Royal Collection Trust

 

Мы показываем Великобританию в нашем Instagram, посмотрите!

 


Свадебные тиары 

На свадебных церемониях тиары играют особую роль, они символизируют слияние двух семей и переход девушки в статус замужней дамы — до свадьбы аристократкам носить тиару не положено. Некоторые тиары связывают целые поколения королевских невест: в июле 2020 года любимая внучка Елизаветы принцесса Беатрис блистала в той самой тиаре-франж «Бахрома» (Queen Mary’s Fringe Tiara), в которой выходила замуж молодая Лилибет, а позже и её дочь принцесса Анна. Это старинное украшение, инкрустированное бриллиантами из коллекции Георга III, в середине XIX века принадлежало королеве-консорту Аделаиде как ожерелье. Любительница помпезных драгоценностей королева Мария переделала его в изумительный кокошник, с которым у её внучки произошёл казус: за 2 часа до собственной свадьбы Елизавета с парикмахером повредили бриллиантовые зубцы тиары, но помощь придворного ювелира спасла ситуацию.

 

Принцесса Беатрис в Queen Mary's Fringe Tiara на своей свадьбе. Фото: Benjamin Wheeler

Принцесса Анна в Queen Mary's Fringe Tiara на своей свадьбе. Фото: PA Images

Елизавета II в Queen Mary's Fringe Tiara на своей свадьбе. Фото: Getty Images

Елизавета II в Queen Mary's Fringe Tiara на своей свадьбе. Фото: Hulton Archive/Getty Images

Королева-мать в Queen Mary's Fringe Tiara (1937). Фото: The Life Picture Collection/Getty Images

Мария Текская в Queen Mary's Fringe Tiara (1926). Фото: Hulton Archive/Getty Images

 

Невестам некоролевских кровей также положено надевать диадему на свадебной церемонии — в 2018 году модные критики и королевские эксперты с энтузиазмом делали ставки на то, какую диадему Её Величество одолжит Меган Маркл. Королеве удалось всех удивить — Бриллиантовая тиара-бандо (Queen Mary’s Diamond Bandeau) получила второе дыхание, ведь о ней незаслуженно забыли на целых 65 лет. Диадема была изготовлена домом Garrard по заказу Марии Текской в 1932 году на основе броши-цветка из десяти крупных бриллиантов: конструкция тиары сделана из белого золота и состоит из 11 подвижных секций, таким образом диадему можно легко подогнать под любую прическу и форму головы, а брошь вынуть и носить отдельно.

 

Queen Mary's Diamond Bandeau. Фото: Getty Images

Queen Mary's Diamond Bandeau. Фото: Jonathan Brady/PA Wire

Queen Mary's Diamond Bandeau. Фото: WPA Pool/Getty Images

Queen Mary's Diamond Bandeau. Фото: Royal Collection Trust

 

Украшения из королевской сокровищницы, отданные взаймы, после развода обычно нужно вернуть обратно, а личный подарок королевы можно оставить себе навсегда. Так и случилось с писательницей Сарой Фергюсон, которая в июле 1986 года соединилась брачными узами с принцем Эндрю, вторым сыном Елизаветы II. Королева и её супруг Филипп подарили невестке эффектную платиновую тиару с бриллиантами и цветочными узорами. Тиару назвали Йоркской (The York Diamond Tiara) и после развода Саре разрешили оставить драгоценность себе, а вместе с ней серьги и колье, которые шли в комплекте.

 

Сара Фергюсон в The York Diamond Tiara на своей свадьбе. Фото: John Shelley Collection/Avalon/Getty Images

The York Diamond Tiara. Фото: Getty Images

The York Diamond Tiara

The York Diamond Tiara. Фото: Getty Images

 


Вдохновение королевскими тиарами не заканчивается на обсуждении и просмотре фотографий и видео, ведь реплики многих популярных тиар можно приобрести в интернете и повторить королевский образ на собственной свадьбе или торжестве. Вживую коллекции тиар представлены на частных выставках и на экспозициях в Кенсингтонском дворце в Лондоне.

 

 

Ирина Лацио

Фото на обложке: принцесса Диана в тиаре Cambridge Lover’s Knot

 

 


Читайте также:

«Золотой глобус» 2021: как это было?

Лондонская неделя моды сезона осень-зима 2021 от А до Я

«Лебединое озеро»: необычные постановки бессмертной классики

Краткая история самых знаменитых королевских тиар | Vogue Ukraine

Королевские диадемы сыграли важную роль в британском наследии. В этом материале рассказываем о самых известных королевских тиарах, которые носили монархи на протяжении трех веков.

Тиара королевы Марии «Бахрома» (Fringe)

Королева-мать в тиаре королевы Марии «Бахрома» на фотографии, сделанной во время коронации ее мужа Георга VI, 12 мая 1937 года

Тиара королевы Марии «Бахрома» была создана в 1919 году мастерской E. Wolfe & Co для ювелирного Дома Garrard. В ее дизайне повторно используются алмазы, взятые из ожерелья, приобретенного королевой Викторией у Collingwood & Co. В августе 1936 года королева Мария подарила эту тиару своей невестке, королеве Елизавете (позже королеве-матери), которая впоследствии одолжила ее своей дочери королеве Елизавета II, чтобы та надела ее во время бракосочетания с принцем Филиппом в 1947 году. Позже, дочь королевы, принцесса Анна, надела ее на свою свадьбу в 1973 году.

Тиара «Узелки любви» (The Lover’s Knot)

Герцогиня Кембриджская в платье Alexander McQueen и тиаре «Узелки любви» на торжественном банкете в Букингемском дворце, 23 октября 2018 года

Тиара «Узелки любви», которую иногда называют Кембриджской тиарой, была любимой принцессы Уэльской Дианы. Герцогиня Кембриджская неоднократно надевала эту тиару с жемчугом и бриллиантами. Она же была первой, кто надел эту тиару в 2015 году – впервые, после развода Дианы и принца Чарльза. Первоначально тиара была создана для королевы Марии в 1914 году ювелирным Домом Garrard с использованием имеющихся украшений в коллекции монарха. Предполагается, что дизайн был основан на дизайне тиаре ее бабушки принцесса Гессен-Кассельской. Она была унаследована королевой Елизаветой II, а затем появилась на голове Дианы в день ее свадьбы в 1981 году.

Алмазная тиара-бандо

Меган Маркл в день свадьбы в тиаре-бандо и платье Givenchy, 19 мая 2018 года

Алмазная тиара-бандо, возможно, является одной из самых узнаваемых диадем на сегодняшний день из-за того, что герцогиня Сассексская надела ее в день свадьбы с принцем Гарри в 2018 году. Бандо с инкрустацией бриллиантами и платиной было – как и многие из самых известных королевских тиар – первоначально сделано для королевы Марии в 1932 году, как пара к одной из ее дорогих брошей из 10 бриллиантов, подаренных ей графством Линкольн. В число однопользователей этой тиарой также входит принцесса Маргарет.

Фамильная тиара Спенсеров

Принцесса Уэльская в день свадьбы в фамильной тиаре Спенсеров и платье David & Elizabeth Emanuel, 29 июля 1981

Хотя принцесса Уэльская получила в подарок от королевы тиару «Узелки любви» в день своей свадьбы, в 1981 году она решила надеть семейную реликвию для бракосочетания с принцем Чарльзом. Фамильная тиара Спенсеров не входит в королевскую коллекцию, но по-прежнему входит в число самых известных британских тиар. Она состоит из ювелирных украшений разных эпох, и со временем менялась. Говорят, что ее боковые части ранее принадлежали тиаре Фрэнсис Манби, последней виконтессе из Монтагу, которая оставила свою тиару леди Саре Спенсер в 1875 году. Центральная часть тиары была подарена в 1919 году в качестве свадебного подарка от леди Сары Спенсер Синтии, виконтессе Элторпа (бабушка Дианы), в то время как в 1937 году Garrard было поручено создать еще четыре соответствующих элемента. Две сестры Дианы также носили корону в своии дни свадьбы.

Тиара-кокошник Гревилл Эмеральд

Принцесса Евгения в день свадьбы в тиаре-кокошнике Гревилл Эмеральд и платье Peter Pilotto, 12 октября 2018 года

Тиара-кокошник Гревилл Эмеральд похожа по форме и стилю на головной убор тиару-бандо, которую герцогиня Сассексская надела в день своей свадьбы в 2018 году. Главная особенность этого кокошника – центральный изумруд огранки кабошон весом 93,70 карата. Эту тиару решила надеть принцесса Евгения в день ее свадьбы в октябре 2018 года. Изготовленная ювелирным Домом Boucheron в 1919 году, эта тиара была оставлена королеве-матери светской дамой Маргарет Гревилл. Ореол платины также украшен розовыми бриллиантами, шестью небольшими изумрудами и ажурным узором.

Тиара «Девушек Великобритании и северной Ирландии»

Королева Елизавета II в тиаре «Девушек Великобритании и северной Ирландии» на банкете в Париже, 10 июня 1992 года

Тиара «Девушек Великобритании и северной Ирландии» занимает почетное место на британских монетах и банкнотах. Первоначально это был свадебный подарок королеве Марии в 1893 году, который был куплен на деньги, собранные комитетом во главе с леди Евой Гревилл, которая впоследствии стала фрейлиной королевы. Особенность этой тиары в том, что она трансформируется, и ее можно носить как и в виде ожерелья, так и в виде диадемы. В начале 1900-х годов основание тиары было удалено, поэтому ее можно было носить также как «повязку». Королева Елизавета II (в то время, принцесса Елизавета) получила диадему и бандо на свадьбу с принцем Филиппом в 1947 году, а позднее эти две части были снова соединены в 1969 году.

Тиара «Нимб» (Halo)

Герцогиня Кембриджская в тиаре Halo и платье Alexander McQueen в день свадьбы с принцем Уильямом, 29 апреля 2011 года

Тиара Cartier Halo была заказана Георгом VI в 1936 году, за три недели до того, как он взошел на престол. Он подарил ее королеве Марии (позже королеве-матери), которая подарила ее королеве Елизавете II на ее 18-й день рождения. Затем эта тиара была унаследована принцессой Анной, которая надевала ее несколько раз, и была выбрана тиарой для герцогини Кембриджской в день ее свадьбы в 2011 году. Тонкий головной убор украшен 739 алмазами бриллиантовой огранки и 149 алмазами огранки багет.

Меандровая тиара

Зара Филлипс в Меандровой тиаре и платье Zac Posen в день свадьбы, 30 июля 2011 года

Меандровая тиара – единственная тиара в королевской коллекции, принадлежащая семье принца Филиппа. В настоящее время она принадлежит принцессе Анне, которую в ней видели в последний раз во время голландского государственного банкета в 2018 году. Предполагается, что эта тиара была свадебным подарком, подаренным матери принца Филиппа принцессе Алисе во время ее брака с принцем Андреем Греческим и Датским в 1903 году. Также есть теория, что она унаследовала тиару от своего свекра, греческого короля Георга I (умершего в 1914 году). Эта тиара полностью состоит из алмазов и, как говорят, была создана Cartier. Ее уникальный геометрический дизайн привлек внимание Зары Филлипс, которая надела эту тиару в день своей свадьбы в 2011 году.

Тиара «Цветок лотоса»

Президент Китая Си Цзиньпин и герцогиня Кембриджская на государственном банкете в Букингемском дворце 20 октября 2015 года. На Кейт красное платье Jenny Packham и тиара «Цветок лотоса»

Королева-мать поручила Garrard переделать ее жемчужное и бриллиантовое ожерелье (подаренное ей в качестве свадебного подарка от ее мужа Георга VI) в тиару «Цветок лотоса» в 1923 году. Принцесса Маргарет унаследовала эту тиару и носила ее в 1960-х годах. В этой тиаре выходила замуж Серена Армстронг-Джонс в 1993 году. Герцогиня Кембриджская – также поклонница этой тиары.

Диадема Георга IV

Королева Елизавета II покидает Букингемский дворец вместе со своим мужем, герцогом Эдинбургским, по пути в здание парламента, 4 ноября 1952 года

Диадема Георга IV была первоначально сделана для знаменитой экстравагантной коронации короля Георга IV в 1820 году. Ее носила королева Виктория, а Елизавета II надела ее во время коронации в 1953 году. Изделие из скульптурного золота, серебра, жемчуга и 1333 бриллиантов, в том числе бледно-желтого бриллианта в четыре карата в центре, изображено на портрете королевы на британских марках, а четыре ветки представляют собой национальные эмблемы Соединенного Королевства. Королева также надевает эту диадему на Церемонию открытия парламента.

Жизнь в ТИАРА-МЕДИКАЛ

Заполните форму и наш специалист свяжется с вами в течение часа

Заполните форму и наш специалист свяжется с вами в течение часа

Наша миссия - обеспечение клиник современной техникой.

Наш главный капитал – наши сотрудники.

С 2007 года ТИАРА-МЕДИКАЛ уверенно идёт по пути от маленького дружного коллектива до крупного, сохранив большинство сотрудников, пришедших в первые годы работы, и распространив тёплые отношения на тех, кто присоединился позже.

Заботливое руководство, внимательная бухгалтерия, коммуникабельные и активные специалисты отдела продаж, маркетинг, IT, инженеры, логисты и другие специалисты – незаменимые члены единой дружной команды.

Совместная работа и совместный досуг

Работаем мы много, поэтому перемежаем эффективный труд с совместными праздниками, корпоративами, выездами на хоккей и отдыхом на природе. Пейнтбол, рыбалка, шашлыки в компании коллег. Всё это позволяет хорошо отдохнуть и зарядиться энергией перед следующей рабочей неделей.

Стремление к совершенству

Посещаем заводы производителей по всему миру. Участвуем в выставках и отраслевых мероприятиях. Проводим семинары и тренинги в офисе. Словом, используем всё, что помогает сделать нашу работу максимально эффективной. Также мы с удовольствием участвуем в организации мероприятий, делимся с коллегами своими знаниями и опытом.

Социальная ответственность

Мы находим время не только для работы, но и для того, чтобы принести пользу окружающим. В наших рядах волонтеры, участники социальных проектов, сотрудники службы психологической поддержки.

 

На рабочем месте мы профессионалы, а за его пределами – верные товарищи, дерзкие спортсмены, художники, музыканты. Мы с удовольствием общаемся в нерабочей обстановке, радуемся памятным событиям и поддерживаем самые смелые идеи друг друга.

 

Тиара. Сокровища и реликвии Британской короны

Тиара

— Вы, конечно, слышали о знаменитой берилловой диадеме?

— Разумеется. Это — национальное достояние.

— Совершенно верно. — Он открыл футляр — на мягком розовом бархате красовалось великолепнейшее произведение ювелирного искусства.

— В диадеме тридцать девять крупных бериллов, — сказал он. — Ценность золотой оправы не поддается исчислению.

Артур Конан Дойль. Берилловая диадема (перевод В. Штенгель)

Тиары и диадемы древних царей и жрецов, папская тиара… Женщин куда больше интересуют не эти старинные символы власти, а то, чем можно украсить собственную голову. Так что в наше время диадема и тиара — это прежде всего женские украшения в виде венцов, образующих полный или неполный круг, из драгоценного металла, усыпанные драгоценными же камнями. И если обычные женщины могут надеть такое только раз-другой в жизни, скажем, на собственную свадьбу или когда становятся «королевами красоты», то для настоящих королев, принцесс и леди голубых кровей это неотъемлемая часть содержимого фамильной шкатулки с драгоценностями и столь же неотъемлемая деталь туалета для торжественных случаев.

И Елизавета II, и члены королевской семьи появляются на официальных мероприятиях в усыпанных бриллиантами и другими драгоценными камнями тиарах и диадемах. И у каждой, конечно, своя история.

Среди многочисленных бриллиантовых (а ведь есть ещё множество других!) тиар, которые хранятся в этой коллекции, есть несколько, которые весьма часто путают.

Когда в 1893 году старший внук королевы Виктории, будущий король Георг V, венчался с принцессой Мэй, Марией Текской, королева подарила невесте бриллиантовое колье. В 1919 году Мэй, тогда уже королева, велела переделать тот давний свадебный подарок — из извлечённых оттуда бриллиантов была сделана тиара, которую, правда, можно было носить и в качестве колье, сняв предварительно с жёсткой основы.

В августе 1936 года она подарила её супруге своего младшего сына Георга, Елизавете (не прошло и года, как Георг, после отречения своего старшего брата Эдуарда VII от престола, стал королём Георгом VI, а Елизавета, соответственно, королевой-консортом). В отличие от своей свекрови, Елизавета очень долго не расставалась с подарком. Правда, сэр Генри Ченнон, один из членов парламента, так однажды написал в своём дневнике об одном из балов: «Королева была в белом и в уродливой зубчатой бриллиантовой тиаре». Что ж, оставим эпитет «Уродливый» на совести сэра Генри…

Когда в 1947 году дочь Елизаветы и Георга, будущая Королева Елизавета II, тогда ещё принцесса, выходила замуж, то мать одолжила ей эту бриллиантовую тиару, поскольку, согласно давней традиции, в туалете невесты непременно должно присутствовать что-нибудь «чужое». Однако невесте предстояло вот-вот отправляться к венцу, а тиара распалась надвое прямо у неё на голове. Украшение пришлось срочно чинить, и, к счастью, успели вовремя. Много лет спустя она украсила голову ещё одной невесты, принцессы Анны, дочери Елизаветы II, которая в 1973 году вышла замуж за капитана Марка Филипса.

Когда королева-мать Елизавета скончалась в 2002 году, то эту тиару, вместе с другими драгоценностями, унаследовала, конечно же, Елизавета II. Совсем недавно, в ноябре 2009 года, королева надевала её во время официального визита в Тринидад и Тобаго, и, конечно, журналисты особо отметили, что для этого события королева выбрала украшение, которое надевала когда-то на свою свадьбу. Можно было сравнить фотографии, которые разделяет шестьдесят два года — что ж, Елизавета выглядит достойно и в двадцать один, и в восемьдесят три. Второе, отметим, гораздо сложнее, и дело не в бриллиантовой тиаре королевы Марии.

Что касается второй тиары, сделанной куда раньше и весьма похожей на эту, то её обычно называют «тиарой Георга III». Изначально это было колье, заказанное около 1830 года (видимо, по указанию короля Георга IV), для которого воспользовались бриллиантами из обширной коллекции Георга III. Его можно было носить и как тиару, но вплоть до королевы Виктории, которая взошла на престол в 1837 году, этой возможностью не пользовались. А в 1839 году юная Виктория надела это колье как тиару на премьеру в опере. В ней она, как считают некоторые специалисты, изображена на портрете кисти Франца Винтерхальтера, написанном в 1951 году, — королева держит на руках годовалого ребёнка (своего третьего сына, Артура), рядом находятся её супруг и герцог Веллингтон, знаменитый полководец, а голову королевы венчает бриллиантовая тиара. Впоследствии она перешла к королеве Марии, а затем, через мать королевы Елизаветы II, к ней самой. Что ж, королеве Марии в своё время принадлежали обе тиары, и эта, «Георга III», и та, о которой мы рассказали сначала — неудивительно, что украшения, похожие внешне и передававшиеся через одни и те же руки, часто путают.

А ведь есть ещё одна похожая! В 1888 году Александра, принцесса Уэльская, супруга старшего сына и наследника королевы Виктории, будущего короля Эдуарда VII, получила бриллиантовую тиару в качестве подарка от трёхсот шестидесяти пяти пэресс королевства в честь своей серебряной свадьбы. Александра, датская принцесса, родная сестра другой датской принцессы, Дагмар, которая стала Марией Фёдоровной, супругой российского императора Александра III, хотела тиару, похожую на тиару сестры — в русском стиле, напоминающую кокошник.

Ювелиры фирмы «Гаррард» сделали кокошник из шестидесяти одной платиновой полоски, которые усыпали четыреста восьмидесятью восемью бриллиантами (самые крупные, наверху каждой, были три с четвертью карата каждый). Графиня Солсбери, которая и занималась этим заказом, впоследствии и преподнесла его принцессе Александре от лица остальных леди.

Эта тиара, которую так и называли «русской тиарой-кокошником», стала одним из самых любимых украшений Александры, несмотря на то что в её коллекции драгоценностей были и другие, не менее великолепные украшения. Она писала своей родственнице Августе, герцогине Мекленбург-Стрелицкой, описывая полученные подарки: «Дамы преподнесли мне чудесную бриллиантовую зубчатую тиару».

Не только Александра получила подобный роскошный Подарок «от общественности» — когда в 1893 году Мария Текская выходила замуж за её сына, «девушки Великобритании и Ирландии» преподнесли невесте тиару. Специальный комитет, который возглавила леди Ева Гревилл, собрал более пяти тысяч фунтов, и украшение заказали ювелирной фирме «Гаррард». Оставшиеся деньги пошли, по настоянию принцессы Марии, в благотворительный фонд семьям моряков, которые погибли в том же 1893 году, когда во время учений затонул боевой корабль «Виктория». В благодарственном письме принцесса писала: «Могу вас заверить, что тиара навсегда останется для меня наиболее ценным даром, знаком вашего расположения и привязанности».

Она получилась волшебной — изящный узор «гирлянды и завитки», благодаря которому тиара казалась сделанной из бриллиантового кружева, бриллиантовые же зубчики, которые были украшены девятью большими жемчужинами. Кроме того, она состояла из двух частей; основание тиары, которое представляло собой чередующиеся круглые и ромбовидные более крупные бриллианты между двумя узкими полосами мелких, можно было отсоединять и носить как колье.

В 1913 году Мария так и сделала, и порой носила нижнюю часть отдельно не только в качестве колье, но и как головное украшение. А, кроме того, в основной тиаре велела заменить жемчуг на бриллианты. Колье и тиара, достойная королевы фей, стали её подарком внучке, Елизавете II, когда та в 1947 году выходила замуж.

В 1969 году обе части тиары вновь соединили, и такой она остаётся и по сей день — королева надевает её весьма часто. Изображение Её Величества именно в этой тиаре, которую часто называют «бабушкиной тиарой», можно увидеть, к примеру, на банкнотах — как Великобритании, так и других членов Британского Содружества. И нельзя не отметить, что лёгкая изящная тиара смотрится на седых волосах этой пожилой леди ничуть не хуже, чем на тёмных в её юности. Однако вернёмся к началу прошлого века.

Принцесса Уэльская, а впоследствии королева-консорт, Александра была необыкновенно эффектной дамой, законодательницей мод своего времени. Прикрывая полученный в детстве шрам на шее, она носила плотно облегающие шею колье, но не ограничивалась ими. Консуэло Вандербильт так описывала её в своих мемуарах: «Как всем известно, королева Александра была поразительной красавицей. У неё, как и у императрицы Евгении, были покатые плечи, а её грудь и руки, казалось, были созданы специально для того, чтобы на них красовались сияющие драгоценности… Чаще всего она одевалась в белое, и носила голубую ленту ордена Подвязки. На её голове сверкала тиара, а жемчуга и бриллианты усыпали её от шеи до пояса». По поводу её невестки Марии, стиль которой был совсем другим, но тоже эффектным, выразились однажды более жёстко — мол, её бюст напоминает прилавок ювелира…

Что ж, и Александра, и Мария любили и умели носить драгоценности, задавали на них моду (скажем, именно Александра сделала популярными украшения из платины, и именно подражая роскоши её уборов, бриллианты начали носить и днём, а не только вечером) и серьёзно пополнили частную коллекцию украшений британских монархов. И если королева Виктория изменяла своему кружевному чепцу очень редко, по самым торжественным случаям, то эти королевы-консорты очень часто появлялись на публике в великолепных тиарах и диадемах.

Упомянутые выше бриллиантовые тиары, кроме последней, «тиары от девушек Великобритании и Ирландии», относятся к типу франж (что означает, помимо прочего, «бахрома», «кайма» — оформление и в самом деле напоминает бахрому из драгоценных камней). А помимо Него в XIX веке был также очень популярен узор «узелки влюблённых», то есть двойные узлы, восьмёркой — символ преданности в любви. Обычно в них сочетали бриллианты и жемчуг. Такие тиары были и у супруги короля Баварии Людвига I Терезы, и у княгини Татьяны Александровны Юсуповой — в ней она изображена на своём известном парадном портрете кисти Винтерхальтера.

Подобная тиара была сделана и по заказу родителей красавицы Августы Гессен-Кассельской, которая в 1818 году вышла замуж за Адольфа Фредерика, герцога Кембриджского, младшего сына короля Георга III. Тиара, сделанная во входившем тогда в моду средневековом, готическом стиле, стала подарком к свадьбе. Девятнадцать усыпанных бриллиантами арок (изгибом вниз) увенчаны пресловутыми узелками. Кроме того, её украсили тридцать восемь жемчужин — девятнадцать были прикреплены снизу к узелкам в качестве подвесок, а девятнадцать крепились на них сверху.

Августа надевала её, в частности, на коронацию королевы Виктории. В 1843 году она подарила её своей дочери, принцессе Августе, которая вышла замуж за герцога Мекленбург-Шверинского, и тиара передавалась в этой семье на протяжении нескольких поколений. Когда она «ушла» из семьи, точно неизвестно, но относительно недавно, в 1981 году, её выставили на аукционе Кристис. Кто приобрёл её и где она теперь находится, неизвестно — покупатель остался анонимным. Но вернёмся к тиаре английской.

В 1893 году внучка Августы, дочь её младшей дочери Марии Аделаиды, принцесса Мэй, стала супругой будущего короля Георга V. Видимо, заворожённая красотой бабушкиной тиары, которая перешла к её тётке, в 1913 году она распорядилась сделать копию. Жемчужины на верхней кромке тиары сделали съёмными, и позднее всё в той же знаменитой фирме «Гаррард» их заменили на крупные бриллианты. Четыре из них оформили в виде подвесок к жемчужному ожерелью, которое королева Мария иногда надевала вместе с тиарой, которую стали называть «Кембриджской», поскольку сделана она была по образцу тиары герцогини Кембриджской.

Впоследствии тиара перешла к Елизавете II. Королева надевала её время от времени, а когда в 1981 году принц Чарльз собрался вступить в брак с леди Дианой Спенсер, то Её Величество сделала будущей невестке роскошный свадебный подарок — за день до венчания леди Диана навестила королеву, и та подарила ей изумрудное колье и Кембриджскую тиару с узелками влюблённых. Говорят, что Диана не стала надевать её на свадьбу, поскольку сочла слишком тяжёлой, что, впрочем, не помешало ей очень часто носить её впоследствии. И, пожалуй, из всех королевских тиар именно эта наиболее знаменита — ведь мало кого столько фотографировали и рассматривали в мельчайших деталях, как леди Диану. Правда, после развода с принцем Чарльзом тиара вернулась обратно к королеве. Теперь в ней можно порой увидеть вторую супругу Чарльза, Камиллу.

Кроме упоминавшейся выше тиары-кокошника в королевской коллекции есть ещё одно украшение с «русским» названием — тиара Владимир. В 1890 году её сделали Для Великой княгини Марии Павловны (урождённой Принцессы Марии Мекленбург-Шверинской), супруги Владимира Александровича, третьего сына Александра II. Сочетание жемчуга и бриллиантов было одним из самых популярных в ювелирном искусстве конца XIX века, и тиара получилась необыкновенно эффектной — пятнадцать перекрывающихся колец, усыпанных бриллиантами, и в центре каждого — подвеска из крупной каплевидной жемчужины.

Мария Павловна всегда любила драгоценности и не перестала их коллекционировать, даже когда овдовела, так что неудивительно, что её коллекция была обширной. Когда, спасаясь от революции, Великая княгиня уехала в Кисловодск, её драгоценности остались в петербургском дворце. А дальше произошло то, что до сих пор неизменно упоминают журналисты, когда заходит речь о драгоценностях Романовых: Альберт Генри Стопфорд, британский дипломатический курьер, хорошо знакомый с Марией Павловной и её семьёй, смог проникнуть во дворец, добрался до драгоценностей и переправил их в Англию. Так что Мария Павловна стала одной из немногих Романовых, чьи украшения не пропали в хаосе революции и Гражданской войны.

В феврале 1920 года она наконец смогла выехать из страны, но уже в августе скончалась на своей французской вилле. Драгоценности, в частности, четыре полных парюры (т. е. комплекта — браслеты, колье, серьги, кольца и пр.), бриллиантовая, изумрудная, рубиновая и жемчужная, были, согласно завещанию, распределены между четырьмя детьми Великой княгини. Украшения с рубинами должен был получить Андрей, жемчуг — Борис, изумруды — Кирилл, а дочь Елена — бриллианты и жемчужную тиару. Правда, к тому времени цена на изумруды значительно выросла, а на жемчуг — наоборот, упала, поэтому большую часть драгоценностей продали, а полученные деньги распределили между наследниками.

Елена Владимировна оставила себе тиару и ещё несколько предметов. Но ненадолго — ей нужно было содержать семью. Супруг, принц Греческий Николай, писал и продавал картины, но денег семье с тремя детьми не хватало, так что материнское наследство всё равно пришлось понемногу продавать. И в 1921 году бриллиантово-жемчужную тиару приобрела королева Мария.

Поскольку по-английски принято называть замужних дам по имени супруга, и Мария Павловна, супруга князя Владимира, была для англичан «принцессой Владимир», то тиара и получила соответствующее название. По указанию королевы Марии тиару переделали так, чтобы жемчужины-подвески можно было заменять на изумрудные, сделанные из пятнадцати огромных «Кембриджских» камней (у них особая история, о которой чуть позже). Обновлённая тиара с изумрудами стала одной из самых любимых и поистине жемчужиной королевской коллекции.

После смерти Марии в 1953 году тиару унаследовала её внучка, Елизавета II, у которой тиара стала тоже одной из самых любимых. Чаще всего эту тиару королева, как и в своё время её бабушка, надевает с несколькими украшениями, которые тоже включают крупные изумруды. Скажем, в 1980 году, когда Елизавета II посетила Ватикан, на официальном приёме у Иоанна Павла II она была во «Владимирской тиаре». В 2002 году праздновался золотой юбилей, пятьдесят лет со дня восхождения Елизаветы II на престол, и на официальной фотографии для Канады королева позирует тоже в ней. А ещё можно припомнить и то, что супруг королевы, Филипп, герцог Эдинбургский — племянник принца Николая, супруга Елены Владимировны, через которую тиара и попала в сокровищницу британских монархов.

Королева Елизавета не ограничилась полученным наследством и сама пополняет коллекцию. Так, в подарок на свадьбу она получила от народа Бирмы рубиновое ожерелье. В 1973 году по указанию королевы ожерелье Разъяли, а камни вставили в тиару, которая получила название «Бирманской рубиновой». Девяносто шесть камней символизируют соответствующее количество болезней, которые, по поверью бирманцев, бывают у человека — рубины должны охранять Елизавету от этих болезней и всяческих других бедствий. Бриллианты, которые использовали для этой тиары, тоже были извлечены из подарка, уже другого — от низама (правителя) индийского княжества Хайдарабад и Берар. Осман Али Хан Бахадур был, что называется, сказочно богатым человеком (так, в 1937 году журнал «Таймс» назвал его самым богатым в мире), но порою весьма скупым — однако на подарок будущей королеве в честь свадьбы, бриллиантовые тиару и колье от Картье, он не поскупился. Из тиары, преподнесённой им, как считается, и сделали новую, с рубинами.

Цветы из рубинов в золотой оправе вставлены в «венок» из серебра, усыпанный бриллиантами, — новая тиара получилась контрастной и весьма яркой на фоне остальных головных украшений королевы. Когда Патибха Пратил, президент Индии в прошлом, в 2009 году приезжала с официальным визитом, то для банкета в честь этого события королева выбрала именно Бирманскую тиару — возможно, учитывая её восточное происхождение.

У Елизаветы II есть ещё одна тиара с рубинами, правда, куда более старинная. В 1853 году её сделали для королевы Виктории, и, вероятно, по дизайну принца Альберта. Изящный «Восточный венец» был поначалу украшен опалами. Но в 1902 году королева Александра велела заменить опалы (которые когда-то считались приносящими несчастье) на рубины. Эта тиара стала затем одной из самых любимых украшений королевы-матери.

Принц Альберт нередко разрабатывал дизайн украшений для своей царственной супруги.

В апреле 1845 года Виктория записала в своём дневнике: «Перед ужином мне сделали причёску, с очаровательной диадемой из бриллиантов и изумрудов, узор для которой придумал мой милый Альберт». Эта изящная диадема в неоготическом стиле, напоминающая венцы средневековых королев — узкая основа, небольшие зубцы, — была украшена крупными изумрудами. Позднее к ней были добавлены серьги и брошь, и на семейном портрете Виктории, Альберта и пяти их детей, написанном Винтерхальтером в 1846 году, королева изображена именно в этой небольшой, но очень величественно выглядящей тиаре.

А несколькими годами ранее принц Альберт разработал узор для другой тиары, всё в том же стиле; но на этот раз в бриллиантовое основание были вставлены крупные сапфиры. Её тоже можно увидеть на портрете молодой Виктории, причём, если судить по нему, эту тиару королева надевала не только обычным образом, так, чтобы она возвышалась надо лбом, а порой вместо этого окружала ею тяжёлый узел волос, собранный на затылке. После смерти мужа в 1861 году Виктория редко носила короны и тиары, но на портрете 1874 года уже пожилая королева изображена в белом вдовьем чепце, с которого ниспадает кружевная вуаль, а сверху надета бриллиантово-сапфировая тиара, подарок от человека, смерть которого королева оплакивала всю оставшуюся жизнь.

Обе тиары, и изумрудная, и сапфировая, не входят в коллекцию нынешней королевы. Кому точно принадлежит первая, неизвестно, судя по всему, кому-то из многочисленных потомков Виктории, и где она сейчас, также неизвестно. Вторую королева некогда подарила старшей дочери, сейчас она в частной коллекции графа Хервуда, двоюродного брата Елизаветы II, и порой выставляется в музеях.

Вернёмся к тиарам Елизаветы — мы перечислили далеко не всё из того, чем владеет Её Величество. К примеру, есть бриллиантовая тиара с узором в виде пчелиных сот, сделанная в 1920-х годах в знаменитом ювелирном доме «Бушерон», а приобрела её миссис Маргарет Гревилл, близкая подруга королевы Марии. Она скончалась в 1942 году и оставила её невестке Елизавете (супруге Георга VI, матери Елизаветы II) все свои великолепные драгоценности, среди которых была и эта тиара.

Почему именно ей, а не своей подруге Марии? Когда леди Елизавета Боус-Лайон выходила замуж, её супруг был всего лишь Альбертом, герцогом Йоркским, младшим братом наследника престола. Она, безусловно, получила подарки на свадьбу, но они были далеко не такими роскошными, какие могла бы получить супруга будущего короля. Впоследствии старший брат герцога Йоркского, ставший королём Эдуардом VIII, отрёкся от престола, и герцог стал королём Георгом VI. Но большая часть драгоценностей осталась у королевы Марии, так что у королевы-консорта Елизаветы их было не так уж и много. Быть может, именно это и послужило причиной того, что миссис Гревилл сделала наследницей именно её, а не королеву-мать Марию, у которой украшений и так было довольно. Елизавета впервые надела тиару уже после войны.

Колода тасуется причудливо — миссис Гревилл была крёстной матерью маленькой Розалинды Кабитт, одной из внучек другой своей подруги. Тогда никто и предположить не мог, что впоследствии дочь Розалинды, Камилла, станет второй супругой Чарльза, принца Уэльского, правнука королевы Марии. Правнук и правнучка двух подруг миссис Гревилл поженились, и теперь Камилла носит эту величественную тиару.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Догмат и Тиара Эссе о падении католицизма | Павел Лисицкий (книга)

Авторитет Церкви проявлялся в том, что она охраняла, сохраняла, передавала и защищала Божью истину, и в том, что она осуждала, боролась и эффективно запрещала ошибки, противоречащие Божьей истине.

Церковь в истории была воинственной церковью. Жить - значит мощно проповедовать догмы и осуждать противоположные аргументы. Если это осуждение должно быть реальным, а не абстрактным, оно должно также убедительно указывать на людей, которые приняли и исповедовали эти ошибки.

Власть, формально установленная в папской канцелярии, власть заклеймления ошибок, стала первой жертвой Собора. Если авторитет не работает, он не указывает, кто является, а кто не может быть католическим учителем, авторитет церкви и авторитет Папы теряются.
Папы могут оставаться медийными знаменитостями, но теряют авторитет. Правду, которую они были хранителями, заставили замолчать. Догма больше не связывает. Догма превратилась в мнение и точку зрения. Он не открывает врата в рай. Он не выходит из времени.Вместо того чтобы находиться под суверенитетом Бога, мир уступает тирании смертности и присоединяется к построению глобального, лучшего будущего.

Догма и тиара - это книга об отказе от догм, о параличе догматических принципов.
О явлении, которое можно увидеть невооруженным глазом, когда явных еретиков не только терпят,
но даже делают церковную карьеру, когда многие епископы хотят благословить активных гомосексуалистов и монахинь - защитить аборты.

Невозможно провозглашать истину веры, не осуждая ее противоположность.Это релятивизация акта веры. По сути, это изощренная и мягкая форма убивающей догмы, что-то вроде эвтаназии.

Недостаточно сказать, что Христос - Сын Божий, всегда нужно добавлять, что всякий, кто так не думает, если он не находится в состоянии непреодолимого невежества, заблуждается, не подчиняется Богу, игнорирует повеление Бога. Сказать первое без добавления второго - ничего не сказать.

.

Хоста Хоста "Золотая Тиара" | Альбамар

Funkia 'Golden Tiara'

Небольшой сорт, отличающийся быстрым ростом и продолжительным обильным цветением. Его исключительные качества были оценены Британским королевским садоводческим обществом, которое удостоило его престижной награды Garden Merit. Хоста 'Golden Tiara' образует правильные пышные кусты примерно 30-40 см в высоту и 60-95 см в ширину. У него округлые оливково-зеленые листья с неровными золотисто-желтыми краями.С июня по август над листвой возвышаются побеги, увенчанные красивыми пурпурными цветками. Растение является феноменальным украшением тенистых уголков сада, а благодаря небольшим размерам его также можно выращивать в контейнерах и горшках.

Высота

30-40 см

Ширина

60-95 см

Длина / ширина створки

0

Цвет цветка

Фиолетовый

Дата цветения

Июнь-август

Участок

Участок

0000009

9000 9 Доминирующий цвет листьев

Оливково-зеленый с желтым краем


Применение функии

Фанки - популярные растения для затененных мест.Благодаря красивым разноцветным листьям они станут прекрасным украшением тенистых уголков сада. Они прекрасно сочетаются с папоротниками, цветущими многолетниками, но и сами в качестве солитера являются прекрасным украшением.

В целом, условия выращивания фанки

Funkie требуют полностью или частично затененных участков, а также плодородной, перегнойной, легкой и влажной почвы. Лучше всего фанки развиваются в таких условиях, хотя достаточно терпимы к периодическому ухудшению условий, нехватке воды и полезных веществ.В случае цветных разновидностей стоит выбрать место, куда доходит немного утреннего или вечернего солнечного света. Благодаря этому вы сможете в полной мере насладиться их ценностями. Следует помнить, что фанки - это растения, которые созревают с возрастом, поэтому их целевые значения обычно не видны у молодых растений. Форма, размер, текстура и цвет листа, подходящие для данного сорта, постепенно проявляются через несколько лет после посадки. У некоторых сортов это случается раньше, например.в один и тот же год после посадки, в других случаях для достижения целевых характеристик необходимо достичь определенного возраста, который зависит от самого сорта.

Предлагаем саженец в горшке емкостью 1 л. Ниже фото предлагаемого саженца. Внешний вид многолетников и степень их развития зависят от сезона - подробнее

.

Tiara LED - Lena Lighting

Я даю согласие на обработку Lena Lighting S.A. со штаб-квартирой на ул. Kórnicka 52, 63-000 Środa Wielkopolska, мои личные данные для ответа на информацию, отправленную через форму.

В соответствии со ст. 13 пунктов 1 и 2 Регламента (ЕС) 2016/679 Европейского парламента и Совета от 27 апреля 2016 г. о защите физических лиц в отношении обработки персональных данных и о свободном перемещении таких данных, а также об отмене Директива 95/46 / EC, далее GDPR, мы хотели бы сообщить вам, что:

  1. Администратором ваших персональных данных является Lena Lighting S.А. со штаб-квартирой на ул. Kórnicka 52, 63-000 roda Wielkopolska. Адрес для корреспонденции: ул. Kórnicka 52, 63-000 Środa Wielkopolska, тел. + 48 61 28 60 300, адрес электронной почты: [email protected] .
  2. Связаться с уполномоченным по защите данных можно по почтовому адресу: Lena Lighting S.A. со штаб-квартирой на ул. Kórnicka 52, 63-000 Środa Wielkopolska или адрес электронной почты: [email protected] .
  3. Ваши персональные данные обрабатываются на основании GDPR, в частности:
    1. 6 сек.1 лит. GDPR - - субъект данных добровольно дал согласие на обработку своих персональных данных для одной или нескольких конкретных целей;
    2. 6 сек. 1 лит. b GDPR - , обработка необходима для выполнения договора, стороной которого является субъект данных, или для принятия мер по запросу субъекта данных до заключения договора;
    3. 6 сек. 1 лит. c GDPR - обработка необходима для выполнения юридических обязательств, возложенных на администратора;
    4. арт.6 сек. 1 лит. f GDPR - , обработка необходима для целей законных интересов, преследуемых администратором или третьей стороной.
  1. Целью обработки ваших личных данных является, в частности:
    1. ответы на вопросы, заданные через контактную форму;
    2. прием жалобы;
    3. акцепт уведомления о продлении гарантии;
    4. знакомство с актуальными предложениями работы;
    5. участие в программах, конкурсах и других мероприятиях, организованных Lena Lighting S.И.;
    6. , где представлена ​​информация о продуктах и ​​услугах, предлагаемых Lena Lighting S.A .;
    7. занимается продажей, рекламой и маркетингом.
  2. Предоставление ваших данных является добровольным, но необходимо для достижения целей, для которых они были собраны. Непредоставление этих данных может привести к невозможности достижения этих целей.
  3. Неотъемлемым элементом достижения вышеуказанных целей является поддержание контакта
    с вами по различным каналам связи, т.е.электронная почта, контактный телефон или традиционный контакт.
  4. Если вы дали соответствующее согласие в отношении маркетинговой и торговой деятельности через определенные каналы связи, мы будем обрабатывать ваши персональные данные с целью прямого маркетинга наших продуктов и услуг. При реализации вышеуказанной цели основой для обработки ваших личных данных будет искусство. 6 сек. 1 лит. f GDPR, то есть законный интерес в проведении маркетинговой и торговой деятельности
    в связи с вашим согласием на получение маркетингового контента через определенные каналы связи.Если вы даете согласие на использование ваших личных данных для осуществления маркетинговой деятельности Lena Lighting S.A., ваши данные будут обработаны на основании ст. 6 сек. 1 лит. GDPR.
  1. Ваши личные данные могут быть доступны соответствующим получателям, в частности, учреждениям, уполномоченным контролировать деятельность администратора, или субъектам, уполномоченным
    на получение личных данных на основании отдельных положений закона.
  2. Получателями ваших личных данных также будут:в поставщики услуг, предоставляющие Администратору технические решения и управление организацией, лица, предоставляющие юридические и консультационные услуги, и лица, оказывающие помощь Администратору в предъявлении надлежащих требований.
  3. Вы имеете право:
    1. исправить неверные данные
    2. запросов на удаление данных (право на забвение) в случае возникновения обстоятельств, предусмотренных ст. 17 GDPR;
    3. запросов об ограничении обработки данных в случаях, предусмотренных ст.18 GDPR;
    4. возразить против обработки данных в случаях, предусмотренных ст. 21 GDPR;
    5. , передавая предоставленные данные, обрабатываемые в автоматическом режиме.
  4. Ваши личные данные не подлежат профилированию и не будут переданы
    в страны за пределами Европейской экономической зоны.
  5. Ваши данные обрабатываются в связи с осуществлением прямого маркетинга продуктов и услуг, предлагаемых Lena Lighting S.A. они будут храниться в течение 5 лет или до тех пор, пока не будет выдвинуто возражение против этой цели обработки или пока согласие не будет отозвано, если данные обрабатываются на основании такого согласия. В случае заключения договора данные будут храниться в течение всего срока действия договора и времени, необходимого для его исполнения. Положения общеприменимого законодательства могут продлевать эти периоды.
  6. Если вы считаете, что предоставленные персональные данные обрабатываются незаконно, вы можете подать жалобу в надзорный орган (Управление защиты персональных данных, ул.Ставки 2, 00-193 Варшава).

.

Диадема только для принцессы?

Тиара - один из самых уникальных видов украшений, который мы очень редко можем увидеть своими глазами. Мы смотрим их в фильмах или в программах, посвященных торжественным банкетам и приемам при королевском дворе. Они восхищают прежде всего своими необычными формами и мотивами, разнообразием решений, которые можно увидеть на них, но также и уникальными камнями, с которыми они закреплены.

ОТКУДА ПРИБЫВАЕТ ТИАРА?

Тиара - декоративная корона, украшенная драгоценными камнями, традиционно носят женщины.Однако этимология имени происходит от Греческий tiára , что означает «диадема». Персидские монархиˮ. Это бывший церемониальный головной убор Папы, состоящий из три короны, символизирующие тройную власть папы (первосвященник, король и пророк). Обычно это круглые или полукруглые ленты из металла. драгоценными и украшенными чаще всего драгоценными камнями, но также ювелирные и декоративные.

В настоящее время в мире моды слово диадема и тиара является синонимом .Однако так было не всегда. Это декоративный головной убор, который обычно носят члены императорской, королевской или княжеской семьи как наиболее распространенный атрибут королевской власти. Однако позже так называемые простые люди, богатая аристократия стали украшать голову этим видом украшений.

Оба термина в основном относятся к короне , которая берет свое начало в древности (лат. corona - «венок») и происходит от лаврового венка. Он был награда для храбрых воинов и, в зависимости от заслуг, имела разную форму и делался из различных материалов: от травы до золотых листьев.Золотой поэтому венок стал официальным атрибутом римского императора как армейский начальник. Византийская диадема, эта, также считается образцом короны. Самым известным из них, украшенным жемчугом, можно любоваться на мозаике из церкви Сан Витале в Равенне. Корона была заимствована у правителей Каролингов, а затем у императоров. Римско-германский народ большинства европейских монархов. Она вошла в состав королевских знаков отличия.

  • Корона Рейха - Корона Римской Империи
  • Юстиниан I (Равенна)
  • Теодора (Сан-Витале, Равенна)

Корона Рейха - Корона Римской Империи и фрагменты мозаики с изображением императора Юстиниана и императрицы Феодоры в тиаре, церковь Сан-Витале в Равенне, ок.548 р; Источник: общедоступные домены.

Самая известная форма короны он имел форму простого металлического обруча из золота или другого металла благородный. Украшен драгоценными камнями, жемчугом, бирюзой или камеи и т. д. Корона, сделанная для одного правителя, переходит к его преемникам. Очень его часто делали по последней моде, но использовались и старые коронки модернизированы и адаптированы к новому стилю.

ТИАРА ИЛИ ДИАДЕМА?

Название диадема в свою очередь означает повязку на голову, шнуровка.Это декоративная повязка на голову из дорогой ткани или обруч наподобие диадемы. драгоценный металл (золото, серебро и др.), обычно дополнительно инкрустированный драгоценные камни или их имитации, а также другие минералы или органические вещества: жемчуг, драгоценные камни. Его также носили как знак царская или священническая власть. Известен с давних времен, с использовался как украшение женского лба и прически, принимал различные формы в зависимости от стиля эпохи. Однако в наше время диадема потеряла текущая функция, отличающая достоинства.Диадемы стали особенно характеристика женской моды империи и около 1900 года.

В девятнадцатом и двадцатом веках его использовали в церемониальных случаях женщины, в основном из знати и богатой буржуазии. Это характерно для современного ар-деко и ранних орнаментов в стиле модерн. Образцы этого периода являются наиболее известными и доступными на рынке древностей. Возможно, тот факт, что популярность тиары достигла пика в 1870-х годах, незадолго до Первой мировой войны, связан с открытием новых алмазных рудников в Южной Африке.На протяжении ХХ века ношение тиары менялось вместе с модой. За последние 20 лет эти драгоценности заново оценили. Его подпитывали различные громкие выставки и свадьбы знаменитостей. Ношение тиары сегодня - это не вопрос ранга, а вопрос того, подходит ли она для этого случая.

Коралловая тиара братьев Филлипс 1860-1870 гг., В виде венка из веточек и ягод. Музей Виктории и Альберта, Лондон. Портрет императрицы Жозефины в тиаре, украшенной коралловыми камеями, работы Жана Луи Виктора Вигера дю Виньо и бирюзовой тиаре принцессы Маргарет; источник: публичные домены

Когда носить тиара?

Диадемы раньше носили только замужние женщины и дарили невесте в день свадьбы.Свадьбы, гала-ужины и балы, а также государственные церемонии - традиционные мероприятия, которые можно носить с диадемой. Однако даже эти правила со временем меняются.

Из чего сделаны диадемы?

В период их наибольшего расцвета, то есть на рубеже XVIII и XIX веков, диадемы изготавливались из драгоценных металлов и обычно обрамлялись различными драгоценными камнями: бриллиантами, а также кораллами, жемчугом, аметистами, бирюзой, топазами и лимонами.Со временем, в наполеоновский период, сталь и чугун из Королевского Литейного завода в Гливицах и Берлине, хотя и имели невысокую ценность сами по себе, пользовались большим интересом у производителей различных видов ювелирных изделий, в том числе диадем, украшенных различными типами камей. В конце 19 века алмазы снова стали доминировать, но чаще всего их сочетали с сапфирами, изумрудами, рубинами и жемчугом. С другой стороны, в 20 веке больше внимания уделялось дизайну. Это привело к использованию менее ценных, но все же красивых камней, таких как аквамарины, оникс, лимоны и горный хрусталь.

Гребень, который можно превратить в тиару несколькими простыми движениями, доступен в постоянном предложении KAREA Gemstone Space. Изделие происходит из девятнадцатого века и представляет собой тенденцию неоимперии. Он отличается замечательным вниманием к деталям - в т.ч. Благодаря нарезанной клубнике в классической цветочной рамке, выложенной аметистами и стеклом цвета перидота.

Кто покупает диадемы?

По словам специалистов аукционного дома Christie's, среди покупателей диадем великое множество.В основном это частные лица, которые впервые приобретают тиару в практических целях, обычно на свадьбу. По сравнению с общей стоимостью свадьбы диадема или декоративный гребень для волос не обязательно должны быть экстравагантными, и их можно приобрести всего за 5000–10 000 фунтов стерлингов. В KAREA Gemstone Space у нас также есть выбор диадемных гребней второй половины XIX века, стоимость которых не превышает 6-8000 злотых. Большим преимуществом также является то, что этот тип украшений можно одалживать другим членам семьи на свадьбу или специальные балы и прогулки.

Среди других покупателей - коллекционеры ювелирных изделий, которые желают увенчать свои коллекции уникальными драгоценностями, олицетворяющими королевское великолепие, и профессиональные розничные торговцы ювелирными изделиями, которые желают, чтобы диадемы были доступны для своих клиентов для особых случаев. Есть и коллекционеры, которые собирают только диадемы в самых разных стилях. То же самое и с музеями и галереями, которые, в зависимости от возможности, покупают эти уникальные работы, чтобы добавить их к своим существующим коллекциям или тематическим выставкам.Время от времени, когда на рынке появляется необычная подписанная тиара от известной ювелирной ателье, она была создана в девятнадцатом веке или уже в стиле эпохи модерна или ар-деко, того самого ювелирного дома, который создавал много лет назад он, возможно, захочет купить его, чтобы сохранить как часть своего архива.

Франция, 1860 г., Массон, гребешок для волос Tiara, серебро позолоченный пр. 0,900, гравировка, 14 рубинов, черепаховый панцирь, вес: 41,38 г; в комплекте оригинальный футляр - доступен в обычном предложении Karea.pl

Трудно сделать диадемы утомительный?

Принято считать, что вариантов ношения диадемы немного. Однако многие из этих видов украшений выполняют двойную функцию. В частности, модели 19-го века можно не только носить как шляпу для очень официальных случаев, но также можно превратить в ожерелье для менее формальных мероприятий, таких как опера или особая вечеринка.

Некоторые образцы можно полностью разобрать на броши, зажимы волосы, серьги и / или браслеты, которые можно носить в менее официальных случаях.Это означает, что если вы приедете на официальную деловую встречу, вы можете носить диадему как бриллиантовую брошь, прикрепленную к лацкану или как кулон на белую кофточку, а заколку в прическу на свадьбу или вечеринку Канун Нового года.

Другое заблуждение состоит в том, что диадемы тяжелые, старомодные и применять неудобно. Конечно, некоторые примеры очень сложные и создавались они в тот период, когда женщины носили высокие искусственные конструкции. волосы. К счастью, на нашем рынке таких примеров нет.Многие Тиар начала 20 века имеет современную эстетику - например, простую бриллиантовую. тиару в стиле ар-деко можно легко носить как аксессуар к современному платью вечернее платье.

Ожерелье после разборки серебряного оклада, 2-я половина 19 века. XIX век, золото пробы, палладий, серебро, 383 бриллиантовых розетки Ł. ~ 36,50 карат H-fancy / VS1-P1, длина: 37,5 см, вес: 112,52 г (включая серебряную рамку: 5,44 г)
поз. 10 доступно на VI Аукционе древних и современных украшений 9 декабря 202 г. в 19.00 стационарный и на платформе Art Info.

Какие еще типы украшения можно носить в волосах?

Если у вас нет диадемы, но есть пара двойных брошей в подарочной коробке зажим, ими можно с успехом украсить прическу, по обе стороны пучка или использовать как шпильку, чтобы удерживать распущенные кудри на висках. Если в свою очередь у вас есть браслет или колье, которые вы хотели бы надеть по особому случаю, так как тиара, хороший ювелир может сделать серебряную стойку, чтобы ее можно было носить в волосы, а которые, в зависимости от потребности, всегда можно разобрать.

Стоит помнить, что при ношении украшений, которые не предназначены для использования в качестве аксессуаров для волос, следует быть предельно осторожным - вы всегда можете спросить своего парикмахера, как их надежно закрепить, чтобы они не расшатывались. Именно Элизабет Тейлор умела носить такие украшения в волосах. Она часто носила броши из своей обширной коллекции украшений в своей пышной прическе, чтобы добавить роста и привлечь внимание. Диана, принцесса Уэльская, также использовала браслет в стиле ар-деко в качестве повязки на лбу.

Тиара с функцией ожерелья, 2-я половина ХХ в. XIX век, золото пробы, палладий, серебро, 383 бриллиантовых розетки Ł. ~ 36,50 карат H-fancy / VS1-P1, длина: 37,5 см, вес: 112,52 г (включая серебряную рамку: 5,44 г) поз. 10 доступны на VI Аукционе древних и современных ювелирных изделий 9 декабря 2011 г. в 19:00 стационарный и на платформе One Bid

Чем диадема отличается от диадема?

Как и прежде Я упомянул, что оба этих термина используются как синонимы, но тиара больше общий, термин для множества различных стилей головных уборов, включая диадемы, кокетки или бандо.

Diadem , как уже упоминалось выше это слово использовалось для описания декоративной ленты, носимой на обложке. голова царя - такой же головной убор называли тиарой.

Диадема - это тиара, которая простирается по всей (или почти всей) окружности головы.

Bandeau - это украшение в стиле повязки . низкий профиль, чаще всего носится на лбу и поначалу широко распространен ХХ века.

Кокошник - это разновидность декоративной жесткой высокой шапки, которую носили замужние женщины в центральной и северной части доурейской России.Как элемент национальной одежды, известный с XVI века, но получивший распространение на рубеже XVIII и XIX веков, он стал частью национального костюма. В придворную моду он вернулся во времена Николая I. Ювелирный лось в форме полумесяца, покрытый длинной кружевной или тюлевой вуалью, сочетался с бархатным сарафаном того же цвета. В таком виде он стал представительной одеждой императрицы, и я отдам ее двору. На рубеже XIX и XX веков Фаберже и другие известные ювелиры вдохновились этим головным убором и начали делать диадемы в русском стиле.Самая известная тиара этого типа - эмалированная пижама, изготовленная в 1910 году в ювелирном доме Chaumet.

Браслет из сапфира и бриллиантов, который был использован для создания бандо для принцессы Дианы , фотография сделана в Японии в 1986 году, и принцессы Дианы в своей любимой тиаре под названием Cambridge Lover's Knot - Источник: Public Domain .

6-й аукцион старинных и современных ювелирных изделий

В связи с предстоящим VI аукционом старинных и современных ювелирных изделий, 9 декабря 20211 по адресу 19 , организованным KAREA Gemstone Space, мы приглашаем вас ознакомиться с широким ассортиментом ювелирных изделий.Ювелирные изделия можно увидеть в эксклюзивном ювелирном салоне Al. «Solidarności» 93 с понедельника по пятницу с 11:00 до 19:00 и на платформах OneBid и Artinfo.

ЗАКАЗ

Пожалуйста, отправляйте заказы:
[email protected], телефон: +48 882 700336
[email protected], телефон: +48 882 700122

Приглашаем Вас!

.

Spin Master Wizarding World Assignment Tiara - Фигурки - Интернет-магазин

Распределение тиары волшебного мира

Ваш ребенок узнает свой дом в Хогвартсе благодаря Говорящей тиаре назначения от Spin Master Wizarding World! С 15 фразами, аутентичными деталями и множеством движений лица, Sorting Tiara идеально подходит для воссоздания культовой сцены церемонии назначения. Просто наденьте шляпу на голову, и Сортировочная шляпа сработает автоматически! Ее брови, макушка и губы будут двигаться, когда она думает и объявляет владельцу, что принадлежит дому Хогвартса.Выберет ли он Гриффиндор, Когтевран, Хаффлпафф или Слизерин?

15 фраз и высказываний

Вы также можете нажать кнопку в верхней части шляпы назначения, чтобы услышать больше фраз. Как только дом будет обнаружен, дети могут использовать свое воображение, чтобы создавать свои собственные волшебные приключения с палочками Гарри Поттера (продаются отдельно)! Эта волшебная тиара для сортировки - отличный подарок для детей от 5 лет. Игрушка говорит на английском и французском языках - просто сдвиньте переключатель, чтобы выбрать язык.

Содержимое коробки

В коробке находятся Тиара для Назначения и инструкции. Для работы игрушки требуются 3 батарейки АА (входят в комплект).

Мастер вращения Волшебный мир: Гарри Поттер

Пора готовиться к волшебным приключениям с серией Wizarding World: Harry Potter от Spin Master. Дети и взрослые Гарри Поттера будут в восторге от очаровательных кукол и наборов Magical Minis, точных копий жезлов или интерактивных предметов из мира, полного волшебства.Соберите их все и постройте свой волшебный мир!

.

Фара налобная Armytek Tiara A1 Pro

Armytek Tiara A1 Pro - это очень практичный налобный фонарь , который работает даже в самых сложных условиях благодаря передовой технологии производства в Канаде.

Фара Tiara A1 Pro имеет целых десять световых программ, в том числе стробоскопических режимов. Конструкцию фонаря также отличает встроенный зажим , который позволяет прикрепить фонарик к одежде. Внутренний магнит позволяет превратить налобный фонарь Tiara A1 Pro в практичный фонарь, пригодный для кемпинга или поездок в горы.

Фара имеет внутреннюю электронную защиту , что гарантирует полную безопасность и комфорт работы. В их состав входят: компактный корпус , защита от переполюсовки , защита от перегрева , , , индикация разряда , аккумулятора фонаря.

Важные технические данные Armytek Tiara A1 Pro

Белый: Cree XP-L
LUMINOUS FLUX

600 люмен
ЛУЧ СВЕТА

батарейки AA / 1x 14500 Li-lon

2160 часов
ЖИЗНЬ

86 метров
ДИАПАЗОН

IP68
ВОДОНЕПРОНИЦАЕМЫЕ И ПЫЛЕСТОЙКИЕ

Используемые технологии:

  • 10 режимов работы
  • Устойчивость к 10 м
  • Индикация разряда аккумулятора
  • Прочный зажим из нержавеющей стали
  • 4 световые секции (Turbo, Main, Skylight, Special)
  • водонепроницаемость (10 м)

Состав набора:

  • Фонарик
  • повязка на голову
  • ручка
  • зажим
  • 2 запасных уплотнительных кольца
.

Догма и тиара. Эссе о падении римского католицизма - Павел Лисицкий - электронная книга

Обложка, титульные листы и графический дизайн книги по Фаренгейту 451

Редактирование и корректура UKKLW Корректура Компания: Małgorzata Ablewska

Директор издательских проектов Мацей

Marchewicz

, Павел Лисицкий Авторские права © для Fronda PL Sp. z o.o., Варшава 2020

Издатель: Wydawnictwo Fronda Sp.z o.o. ul. Лопушаньска 3202-220 Варшава, тел. 22 836 54 44, 877 37 35 факс 22 877 37 34 электронная почта: [электронная почта защищена]

www.wydawnictwofronda.pl

www.facebook.com/FrondaWydawnictwo

www.twitter.com/Wyd_Fronda

Преобразование Epubeum

Введение

Когда появились первые объявления об ограничениях из-за угрозы пандемии, католическая церковь повсюду отреагировала быстрее всего. Епископы в Италии немедленно закрыли церкви и отказались от совершения таинств.Так было и в других странах. В начале марта я пошел в венскую августинскую церковь на концерт, строго говоря, это была месса с концертом. На входе мне выдали листовку, в которой говорилось, что из-за угрозы эпидемии причастие будет передаваться только по рукам. В спреях не было святой воды. Интересно, что в листовке упоминается не только о коронавирусе, но и о гриппе. Создавалось впечатление, подтвержденное последующими событиями, что многие епископы ждали только чего-то вроде этого: наконец, скучные и бесплодные ритуалы можно было отменить.Образ священников в масках и латексных перчатках, дающих верное причастие пинцетом на продезинфицированных жидкостью руках, больше напоминал правила поведения в лабораториях, чем в местах католического богослужения.

Как обычно, были теологи, заявившие, что приверженность католиков таинствам, даже реальному присутствию Христа в Евхаристии, является пережитком материалистического, языческого и магического подхода. Некоторые зашли так далеко - в основном в Германии и Австрии, где концентрация идиотизма на квадратный километр растет из года в год, - утверждая, что более важно то, во что вы верите, чем то, что вы вкладываете в рот или в руки.Как мне нравятся все эти мудрецы! Однако, несмотря на эти крайние случаи, общее послушание Церкви мирским таинствам должно было быть впечатляющим. Это было не просто заботой о здоровье и безопасности, это было нечто большее. Священники предупредили владельцев отелей, владельцев магазинов, организаторов концертов и продавцов еды. И верующие покинули церкви быстрее, чем болельщики футбольного стадиона. Как это произошло? Может быть, дело было в желании выпендриваться, характерном для недооцененной старшеклассницы? Пусть все увидят, насколько мы прогрессивны, насколько мы заботимся о гигиене и насколько мы заботимся о здоровье и жизни людей.Нет никакого способа, чтобы ради чего-то столь тривиального и мимолетного, как вечная жизнь, мы должны были рисковать, даже в малейшей степени, этой жизнью. Видите, вечная жизнь для нас тоже нереальна. Да, мы хранители мифов, потому что без мифов человечество не может жить, но, конечно, мы не собираемся подвергать опасности нечто столь мимолетное, как миф, чем-то столь же осязаемым, как здоровье и жизнь. Что это? Мы слишком зрелы, слишком просвещены, слишком умны. Опять же: всякий, кто смотрит на эти события издалека, должен удивиться и задать себе вопрос: как это было возможно? Что является источником этой кротости и этой со всей проявленной силой подчинения всем возможным, иногда разумным, а иногда нет, ограничениям? Он был настолько велик, что везде, где были попытки оспорить крайние решения государственной власти, чаще всего роль защитников основных гражданских прав играли различные традиционалистские общины, а официально не Церковь.Нигде это не было так гротескно, как в Нью-Йорке, где, несмотря на либерализацию торговли и открытие ресторанов, вопреки резкому запрету всех собраний в религиозных целях, возникла самая своеобразная коалиция, когда-либо появлявшаяся в мире: братство Св. Пий X и православные раввины Бруклина. Именно традиционалистское братство вместе с раввинами подало иск против губернатора и мэра Нью-Йорка Эндрю Куомо и Билла де Блазио через Общество Томаса Мора.Чиновники церкви вежливо ждали, пока власти милостиво позволят им и дальше спасать души верующих - как бы то ни было, это по-прежнему основная цель деятельности католических священников.

Но это было не самое худшее в поведении Церкви. О, если бы можно было сказать, что величайшей проблемой Церкви была либо чрезмерная забота о смертной жизни своих верующих, либо ее трусость, либо отсутствие ее собственного видения и малодушия - все это само по себе предосудительное было бы терпимо. Только есть вещи более шокирующие.В то же время, когда церкви были закрыты, и несколько храбрых священников пытались довольно нетрадиционным способом напомнить верующим о сакраментальном присутствии Христа, то ли проехали на монстране по вымершим городским улицам, то ли полетели с ней в воздушный шар, я читал, что Папа Франциск через кардинала Конрада Краевского передал помощь ... уличным проституткам, трансвеститам. Сначала я не мог понять, что происходит. Я прочитал английский текст и на всякий случай проверил каждое слово в словаре, потому что то, что я читал, было настолько абсурдным и кощунственным, что даже я, привыкший к различным неожиданным открытиям, жестам и проступкам, не верил своим глазам.Но я не ошибся. Кардинал действительно хвастался, что Святой Отец оказывает финансовую поддержку уличным проституткам-трансгендерам. Потому что из-за эпидемии они не могут работать! Как я должен это вынести? Как мне не слышать и не видеть, что, притворяясь добрым самаритянином, Папа поддерживает ... Я оставляю название практики читателям. И, извините, на помощь приходит услужливая «Gazeta Wyborcza» - это были уличные транссексуалы. Красиво! Не проститутки, а уличные работницы. В этой способности создавать новый, на первый взгляд нейтральный язык есть что-то демоническое, не так ли? Есть потребность и есть услуга.

Но это еще не все. Потому что, чтобы понять реальную угрозу ситуации и масштабы падения римского католицизма, да, я подчеркну это - римляне, все католики все-таки римляне, они римляне по духу, достаточно увидеть, что есть происходит за западной границей Польши. Там подчинение миру и его требованиям превосходит все, что можно вообразить. Чередующиеся епископы и кардиналы уже открыто призывают Рим изменить доктрину о гомосексуализме. Кардинала Рейнхарда Маркса на посту президента епископата Германии сменил епископ Георг Бетцинг.Он заменил стрыйек топором на палку. Новый говорит точно так же, как и старый. Чтобы гомосексуалы и лесбиянки нуждались в знаке признательности от церкви и поэтому должны быть благословлены. Эти догмы меняются, и знамения времени нужно читать. Поэтому епископ Бетцинг выбирает Папу вместе с другими, подобными ему, чтобы обсудить этот вопрос в духе взаимопонимания и диалога. Епископ Бетцинг (заметьте, это не шутка) отнюдь не самый радикальный радикал. Такие люди, как он, хотят только признать благословение гомосексуальных пар, но другие говорят, что отношения двух джентльменов и дам следует рассматривать как «священный брак».Один такой мудрец недавно признал, что это официальная цель движения. Он публично признался в интервью одному из немецких СМИ. Почему бы ему не признать этого? Есть потребность, есть услуга. Разве сегодня Церковь не говорит, что человеку абсолютно необходима любовь? И разве это не смысл разговора о Боге сейчас - это Тот (или, может быть, тот?), Кто одобряет, принимает и любит нас во всем и за все, во всех смыслах и во всех измерениях? Так что за шумиха? Если кому-то для счастья нужно благословение, его нужно дать.И если кто-то хочет назвать это причастием, продолжайте. Разве священники не должны быть символом этой абсолютной, абсолютно несомненной любви?

А, меня просто тошнит. Меня тошнит от этих споров, от того, чтобы вертеть кошачьим хвостом, от этой гнусной диалектики и заурядной софистики. Невозможно слушать всех этих учителей, богословов, епископов. Несомненно, дьявол овладел ими, но то, что они могут обнародовать свои учения без явного осуждения, ужасно. Я не могу спокойно смотреть и слушать.Кардинал Кристоф Шенборн, который дает свой (свой или Христов) собор в Вене для выступления в нем Кончиты Вурст и остальной радужной труппы, делает это спокойно, деликатно обращаясь к либеральным СМИ, даже не нуждается в объяснении. Потому что перед кем? Католическое общественное мнение было отключено. Господи, чего молчишь? Почему не ударяет молния с небес? Почему все это происходит в максимально возможном мире? Суды Промысла неисследимы, и кто знает пути Господа? Я не знаю.Но я думаю: что произойдет, если через несколько месяцев, через несколько лет, если я выживу, Папа уступит и внесет поправки в катехизис, заявив, что гомосексуальные действия не являются беспорядочными по своей природе, а упорядочены? Достаточно заменить одно слово. Тогда что? Я не знаю. Как он устроил возведение фигуры богини инков в Ватиканских садах, так и благословит лордов и дам радужными флагами. Я смотрю на эти странные фигуры улыбающихся самодовольных немецких, австрийских и голландских прелатов, как они публично и бесстыдно нарушают все еще действующие правила - интересно, всегда появляются на публике, когда они делают что-то против закона Бога, любят носить священников и носить вполне в светском.Я смотрю и удивляюсь, какого черта они роют и разрушают Церковь с такой страстью и свирепостью, как термиты. И они делают это под аплодисменты всего мира. Без стыда, безнаказанности, без стыда. Брр.

Чем больше они копают, тем смелее впиваются в артерии Мистического Тела, тем с тревогой я спрашиваю, что будет дальше. По моей коже снова пробегает дрожь: на самом деле, несмотря на это крайнее пренебрежение законами Бога и человека, ничего не происходит. Колокола не звонят. Польские епископы на всякий случай молчат.Фактически, за исключением некоторых, чьи имена я мог пересчитать на пальцах одной руки, они сидят тихо. Как будто им было наплевать на это явное изнасилование. Как будто это происходило на другой планете. Во-первых, молчит Рим. По крайней мере, он молчит? Или, другими словами: не является ли молчание перед лицом столь открыто оскорбляющего Бога соучастием во зле?

Я читал, что вместо того, чтобы действовать, Папа молится. Он особенно молится. «Лежа в тени старого эвкалипта, наша молитва света погружена в песни вечных листьев», - писал он в Querida Amazonia.Это должна быть новая молитва. Вместо того, чтобы бороться с немецкими прославителями Радужной революции, Папа готовится к пакту о глобальном образовании, или о глобальном пакте о гуманизме, или о гуманистическом пакте о глобализме, или о глобальном пакте о всеобщем братстве, экологии и равенстве, или о чем-то еще. похожий. Кроме того, я читал, что Святой Отец всемерно поддерживает деятельность Высшего комитета Братства, документ которого должен стать частью программы ООН. Я читаю репортажи на эту тему, и меня охватывает пустой смех.Боже, какое мне отношение ко всему этому? Как я могу косвенно участвовать, как католик, католик, в таком вертепе? Я не могу серьезно. Я переворачиваюсь от смеха, это будет, но это не комедия. Хочется смеяться, иногда смеюсь, но это смех сквозь слезы. Смех отчаяния, смех ярости. Смех беспомощности. Это происходит. Все они - эксперты, иерархи, имамы и раввины - настоящие. И они действительно делают эти пустые жалкие лозунги.И Рим действительно знает.

Недавно я услышал из католических СМИ, что в правление вошла «первая женщина, болгарка, бывший директор ООН по вопросам образования, науки и культуры». Я ничего не имею против женщин, особенно болгар. Но как можно серьезно подавать эту информацию и не обращать внимания на фарс? Там тоже кардинал, и да. Он об остальном, о защите мира. Он высоко ценит арабских шейхов, создавших Музей семьи Авраамов.В музее встретятся мусульмане, христиане и евреи. Они встретятся, чтобы помолиться. Они будут молиться вместе или по отдельности. Как кто-то предпочитает. Они будут в одном месте и для одной цели, то есть вместе. Но в трех отдельных комнатах. Они будут пыхтеть без курения. Или что-то подобное. Кардинал хвалит документ, подписанный Франциском, в котором expressis verbis написано, что «плюрализм и разнообразие религий по цвету кожи, полу, расе и языку являются выражением мудрой воли Бога, с которой Бог создал людей».Он не единственный, кто хвалит. Число просветленных светом из Абу-Даби увеличивается с каждым днем.

Документ показывает, что Богу нужны разные религии. Либо, следовательно, оно само по себе противоречивое существо, либо оно насмехается над людьми, при этом одни раскрывают себя как Тот, кто не рожает и не может родить, будучи абсолютным, другой - как Троица, а третьи - как Атман, или бездна или корень пустыни, мировая душа или ничто - это не имеет значения. Неважно, какой Бог, если мы можем построить всеобщее человеческое братство, новый гуманизм и т. Д.и т. д. Я читаю эти воззвания и у меня создается впечатление дежа вю. В конце концов, я знаю этот язык. Я его уже слышал. Я уже встречался с ним. В коммунистическую эпоху это звучало очень похоже. Пропитанные лицемерием фразы о счастье человечества и всеобщем братстве. На языке советских товарищей и, как я узнал позже, масонских лож. Ни порядка, ни композиции, ни логики. Ритуальные поцелуи и официальные похлопывания по спине.

Гротеск нарастает. Как заметили арабские христиане, перешедшие из ислама, текст этого документа, который ватиканские пропагандисты охарактеризовали как новаторский, великий, замечательный, сенсационный, блестящий (я с озабоченностью замечаю, что в пропаганде Ватикана начинает не хватать превосходных степеней) в арабской версии звучит как немного другое.Бывшие мусульмане утверждают, что языковые и теологические разночтения содержатся в первом предложении соглашения. В нем говорится: «Вера побуждает верующего видеть в другом брата или сестру, которых нужно поддерживать и любить». В арабской версии «верующий» - это мумин, исламский термин, который применяется только к верующим в одного бога - отвергая Святую Троицу - и в Мухаммеда. Сура 24:62 гласит: «Верующие (мумин) - это только те, кто веруют в Аллаха и Его Посланника ...». Также в арабской версии нет упоминания о «сестре», потому что речь идет о мусульманском сообществе (умме), а не о всеобщем общении всех, кто верит в единого Бога.И снова, хотя в декларации говорится: «Во имя Бога, Который сделал всех людей равными в правах, обязанностях и достоинстве и призвал их жить вместе, как братья и сестры, чтобы заполнить землю», новообращенные из ислама подчеркивают, что в версия арабского «Бог» из начального предложения - «Бисмиллах», что исключает любое другое понимание Бога. Он также определяет исламское понятие Таухид (единство Бога) и авторитет Аллаха. То есть папа подписал релятивистский текст, документ, восхваляющий синкретизм, а мусульмане, наоборот, декларацию о защите ислама.Смешно и страшно. Но еще страшнее.

Христианам, обращенным из ислама, грозит смерть. Так что для них такой документ - это как удар кинжалом в спину. За фасадом истории братства скрываются насилие, преследования и страх. С кем им следует связаться? В конце концов, не Папе Римскому, который очень доволен этим документом. Для него они, христиане, перешедшие из ислама, стали препятствием в диалоге. Ну как это: говорят, что Церковь уважает верования мусульман и в то же время позволяет кому-то отречься от них ради Христа? Я думаю, нам нужен второй документ Абу-Даби (назовем его Абу-Даби II), в котором выражается эта озабоченность.Например, будет написано: «Поскольку« плюрализм и разнообразие религий цвета кожи, пола, расы и языка являются выражением мудрой воли Бога, с помощью которой Бог сотворил людей », запрещено совершать конверсии между братскими религиями. . Христианство, ислам и иудаизм вместе провозглашают миру веру в Бога, и любые попытки прозелитизма должны быть запрещены ». Конечно, в арабском варианте это могло быть сформулировано иначе, чтобы было понятно, что переходить из ислама в христианство запрещено, наоборот, да.А поскольку евреи не заинтересованы в обращении, всем будет приятно. Ватикан снова сможет заявить об огромном экуменически-диалогическом-экологическом (не знаю, откуда взялось «экологическое», но он, безусловно, подойдет) успех. Ура!

Как бы то ни было, это всего лишь нынешний преемник Петра, который греется в похвале и делает правильные шаги для всеобщего братства, я помню, какие у меня были впечатления, когда я написал книгу «Джихад и самоуничтожение Запада» несколько лет назад и прочитал слова Иоанна Павла II.Обратите внимание: слабонервные читатели могут пропустить этот отрывок. Я не могу, не потому, что мне это нравится, наоборот, но в правде есть свои правила. Честность заставляет нас относиться ко всем одинаково.

«Во время встреч с мусульманами я неоднократно говорил, что ваш Бог и наш Бог - один и тот же Бог, и что мы братья и сестры в вере Авраама» 1 (Рим, 1985). Итак, продолжайте, это не Фрэнсис выступил с тезисами, которые оказались в Абу-Даби. «Наш Бог и ваш Бог - один и тот же Бог», - сказал наш польский Папа против логики и против веры.Я знаю, когда ты читаешь такие вещи, ты пытаешься справиться с ними по-разному. Итак: это вырвано из контекста, это разовый промежуток времени, это ... и т. Д. И т. Д. И кроме того, в некотором смысле на самом деле ваш Бог один, наш Бог один, поэтому один есть один и поэтому можно было бы в определенном смысле, общее, это правда, очень общее, на самом деле настолько общее, что это не имеет никакого смысла, но, тем не менее, можно было бы сказать, что минимальная истина в этом утверждении - это, однако, ошибка.Я не хочу продолжать эти рассуждения. Это не книга о том, как рационализировать и справляться с нежелательным.

Затем:

«Христиане и последователи ислама, мы встречаемся в вере в единого Бога, нашего Создателя, Учителя, справедливого и милосердного Судью. В нашей повседневной жизни мы все стремимся выполнять волю Бога в соответствии с учениями наших Священных Книг. Мы верим, что Бог проникает в наши мысли и наш мир и что Его любящее присутствие сопровождает нас каждый день »2 (Рим, 1985).«У нас, христиан и мусульман, много общего, как верующих, так и людей. (…) Мы верим в того же самого Бога, в живого Бога, в Бога, который создал мир и довел свои создания до их совершенства »3 (Марокко, 1985).

Папа неоднократно называет мусульман братьями, нашими братьями, даже братьями по вере. Да, есть и отличия. Вот как это сделать:

«Честность требует, чтобы мы признавали и уважали наши различия. Самая значительная разница, конечно же, - это то, как мы смотрим на личность и работу Иисуса из Назарета.Вы знаете, что мы, христиане, верим, что Иисус знакомит нас с внутренним познанием тайны Бога и сыновним общением Его даров, чтобы мы узнали и провозгласили в Нем Господа и Спасителя. Это важные различия, которые мы можем принять со смирением и уважением в духе взаимной терпимости; в этом есть тайна, о которой, я уверен, Бог однажды просветит нас »4 (Casablanca 1986). Нас? Все мы? Мы католики? И такая формула: «мы, христиане, верим». Что это вообще за формула? Так что и мы, и вы оба, но на самом деле это не имеет значения.Папа говорит, что это важное различие, но в чем его важность? Например, разница языков? Пол? Скачки? Цвета кожи? Возраст? Итак: это значение не имеет значения в глазах Бога! «Я верю, что сегодня Бог побуждает нас изменить наши старые привычки» 5 (также Касабланка) [все различия выделены жирным шрифтом - от Автора - ред.]. Папа считает, что Бог (гибрид Троицы и Аллаха, абстрактная тема) побуждает нас (мусульман и христиан) менять «старые привычки». Какие? Но продолжайте: «Обычно мы неправильно понимали друг друга, и в прошлом мы иногда восставали друг против друга и даже истощали нашу энергию в полемике и войнах».Это были ужасные времена. Но теперь мы вместе строим новый мир мира и взаимопонимания. Мы со Христом, вы без Него, но какое в конечном итоге это имеет значение? «Хотя мы по-разному понимаем единого Бога, мы схожи в том, что оба стараемся исполнять Его волю» 6 (Abuja 1998). На самом деле, не Франциск первым провозгласил единство Аллаха и Святой Троицы.

Оставим ислам, вернемся к вирусу. Что отличает нынешних учителей веры, так это априорное неприятие любой мысли о том, что эпидемия коронавируса может быть - фу, понимаете! - Божья кара.«Мы не можем интерпретировать страдания, которые переживает человечество, согласно упрощающей схеме, которая показывает взаимосвязь между« оскорблением величия »Бога и его« святым возмездием ». Сам факт, что самые слабые, самые близкие к нему люди, с которыми он отождествляет себя (Мф 25, 40–45), будут наказаны, противоречит этой точке зрения », - заявила Папская Академия Жизни. Это называется аргументом. Это показывает, что Бог вообще не может быть Судьей, потому что как Он мог наказать «самых слабых», а по отношению к Нему, Вечному, мы, смертные, все слабы.Бог может только любить нас, только искать нашего счастья. Мы можем принять Его только как абсолютную любовь - Бог, который наказывает, может допускать страдания, - это не Бог. Так должны думать новые учителя, для которых не в счет ни Божья святость, ни человеческий грех. Важно только братство. И Бог может быть, во всяком случае, инструментом его поддержки. А если нет, то это форумы из суда. Нам не нужен Бог, который не будет служить и строить братство. Я не сплю - это происходит на наших глазах.Бог, подчиненный идеологическому плану всеобщего братства, Бог новых богословов и Папы Франциска, этот человеческий Бог, добрый, смиренный, который одобряет, принимает и поддерживает все, он все еще Бог или идол? Вот в чем вопрос. И если идол, если он перестал быть бесчеловечным Богом, о котором я писал много-много лет назад как об истинном, живом, единственном Боге, что я на это скажу? Что ж, я процитирую, сравню и объясню, что это за источники. В этом состоянии беспомощности и растерянности с хаосом, перед лицом этого вторжения отсутствия логики и пустых слов мне остается только одно: искать источники.В конце концов, католицизм не всегда был таким. В конце концов, римское начало означало рациональность, мудрость, уважение к правилам мышления и стойкость в убеждениях.

Это, конечно, не является, скажем так, идиосинкразией, необычным, своеобразным, отличным от Фрэнсисом способом осуществления должности Петра. Я знаю, что многие комментаторы думают, что настоящая проблема - это новинка, которую принес Фрэнсис. Они немного правы. Фактически, нынешний Папа даже не скрывает своего демонстративного пренебрежения теологией, последовательностью и преемственностью.Он не стесняется высказывать противоречивые суждения и делать еще более своеобразные жесты. Однако можно ли сказать, что нынешний кризис католицизма - это вина Папы Аргентины? Конечно нет. Во-первых, что трудно услышать, защитник Фрэнсиса - его предшественник. Бенедикт, несмотря на такое количество комментаторов, очень доволен выбором Фрэнсиса. Это показывает, что «Церковь по-прежнему подвижна и динамична, открыта и способна к новому развитию. (…) Он не заморожен в схемах, но у него есть «динамика, которая обновляет Церковь заново» 7.В биографии Бенедикта Питер Зеевальд восхищается «двумя мужчинами в белом, которые (...) не противники, а дополняют друг друга. «У нас сейчас даже два папы, - восхищенно сказала одна женщина, - а один только для молитв».

Опять не знаю, что и думать. «Личная дружба с Папой Франциском не только сохранилась, но и выросла», - говорит Бенедикт Зеевальд. И сразу после этого почти в том же предложении он говорит: «(...) Кризис веры привел, прежде всего, к кризису христианского бытия.Фактическая угроза для церкви и, следовательно, для служения Петра - это (...) всеобщая диктатура, казалось бы, гуманистических идеологий - противодействие им означает исключение из основного социального консенсуса. Даже сто лет назад кто-то мог подумать, что говорить об однополых браках абсурдно. Сегодня те, кто противостоит этому, изгнаны из общества. То же самое и с абортами и производством человека в лабораториях. Современное общество готово сформулировать антихристианское кредо, и противодействие ему карается социальным отлучением.Страх перед этой духовной силой Антихриста - это нечто естественное, и чтобы противостоять ему, действительно нужна молитвенная помощь всего епископата и мировой Церкви »8. Я сплю? Я потерял способность понимать слова? Стал ли я, как герой одной из моих историй, человеком, утратившим способность связывать понятия и вещи? Я слышу звуки, теряю смысл? В конце концов, если величайшей угрозой для церкви является «всеобщая диктатура внешне гуманистических идеологий», которая с большей вероятностью уступит ей, чем Франциск со своим Высшим комитетом, с всеобщим братством, с жестами открытости гомосексуалистам, с молчанием и нет реакции на германо-австрийскую гомохерес?

Бенедикт говорит: «Современное общество готово сформулировать антихристианское вероучение, и противодействие ему карается социальным отлучением».Он говорит, что очень хорошо ладит с Папой Франциском, и хвалит его понтификат. Папа Франциск заявляет, что «Церковь осталась на двести лет позади. Почему он не встряхивается? Мы боимся? Страх вместо храбрости? В любом случае основа Церкви - вера. Вера, доверие, отвага. (...) Только любовь преодолевает усталость »9 (21 декабря 2019 г.). Бенедикт отвергает именно то, что продвигает Фрэнсис. Бенедикт говорит об «антихристианском кредо современного общества», а Фрэнсис, цитируя кардинала Карла Марию Мартини, известного своими прогрессивными взглядами, утверждает, что Церковь «отстала на двести лет» по отношению к обществу.

Питер Зеевальд пишет, что различные журналисты с самого начала пытались натравить двух пап друг против друга и настроить прогрессивного Франциска против консервативного Бенедикта. Последний должен был быть обеспокоен упадком своего наследия, а его монастырь должен был сосредоточить сопротивление церкви планам аргентинца. Между тем Франциск продолжает восхвалять своего предшественника. «Ратцингер, - говорит он, - внес фундаментальный вклад в модернизацию церкви за последние тридцать лет.Фрэнсис испытывает к нему «чувство глубокой близости и дружбы». Вернувшись из Армении, Франциск сказал, что «своей молитвой Бенедикт покрывает плечи и спину». Он также поблагодарил его за «[Бенедикт], открывший дверь папам в отставке» 10. А затем он цитирует других экспертов: во введении к биографии Бенедикта, написанном теологом Элио Герье, он написал: «Для церкви присутствие отставного папы рядом с действующим президентом является новостью, и именно потому, что им нравится друг друга, это прекрасная новинка.В каком-то смысле это особенно ясно выражает непрерывность служения Петра без перерыва, как любовь связывает кольца одной цепи ». Бенедикт тоже заботится об этом, потому что показывает полную лояльность Фрэнсису. Взаимная преданность, уважение, похвала, подчеркивание единства, преемственности. Если есть отличия, то речь идет о стиле, акцентах. Так на что это похоже? Я так ошибаюсь? Могу ли я принять то, что я считаю предательством и оставив в одном и том же послании иное понимание? Очевидно.Но это только заставляет меня искать все глубже и дальше. Если Бенедикт не видит пробелов, пробелов, даже глубоких пробелов между его учением и тем, что проповедует аргентинский язык, то он явно прав. Вот только это означает, что разрыв, пропасть и разрыв должны были произойти раньше. Когда? Я только что показал, насколько ошибаются те, кто думает, что понтификат Франциска означает новый подход к мусульманам, отличный от подхода Иоанна Павла II (и, к сожалению, несмотря на некоторые признаки надежды, Бенедикта XVI).Что касается трех наиболее важных моментов - понимания свободы вероисповедания, межрелигиозного диалога и экуменизма - все три следуют одним и тем же путем, и различия чисто случайны. Это единство стало еще более очевидным, поскольку Папа удвоился, удвоился, хотя, с другой стороны, мне говорят, что когда я вижу двух людей в папских одеждах, есть только один.

Повторяю свой вопрос: когда это все началось? Когда Рим перестал быть Римом?

«Сегодня в побежденном Риме похоронен непобедимый Рим (Это тело в его тени)», - написал другой римский католик из Польши много веков назад.Когда, черт возьми, это началось, когда Рим вместо того, чтобы оставаться в стороне, пустился в путь и мчался с головокружительной скоростью в будущее? Это самый важный вопрос, и вам нужно будет найти на него ответ.

Здесь нужно быть осторожным. Мы живем в эпоху, когда язык перестал соответствовать действительности. Современные иерархи используют его как инструмент для достижения определенных политических или пропагандистских целей. Таким образом, другой хорошо известный близкий соратник обоих пап (с особым упором на Бенедикта), кардинал Шенборн (тот, что из Кончиты Вурст), говорит, что отречение от престола - это возвращение к библейскому ядру папской должности.Скала, «на которой Христос строит свою Церковь» - это не столько личность каждого папы, сколько сама папская канцелярия. Отказ от офиса - это не секуляризация, а, наоборот, ослабление освещения. Итак, отречение - это не побег, протест, а сознательное «деобразование», - объясняет кардинал, которого Иоанн Павел II также считал великим богословом, который доверил ему написать введение в Катехизис Католической церкви. . Выход на пенсию, самое светское достижение современности, - это «возрождение».И я должен это принять?

Нет согласия. Чтобы понять, что случилось с католицизмом, вам придется начать с чего-то другого. От этих голосов, сегодня маргинализированных, сегодня считающихся экстравагантными, но верными. Напрасно искать информацию о них в католических СМИ. Есть дела как обычно. Папа принял то и это, сказал то и это. Мир, диалог, сотрудничество, сотрудничество, диалог, мир. Послание источает свежий оптимизм, радостно умеренную надежду, официально взращенную и несколько вынужденную веру в будущее.Высший комитет собирается и консультируется (черт возьми, кто-нибудь когда-нибудь объяснит мне, что этот комитет выше, чем? От Церкви?). Создается глобальный пакт, человечество безмятежно движется к своей позитивной судьбе. В конце концов, эти голоса предупреждения и протеста существуют. Подавить их было не совсем возможно. Пусть говорят. Пусть звенят. Позвольте им привести вас туда, где все началось.

Часть первая: Поле битвы
Догматический принцип

Генри Марио - он почти кричал на меня с кровати, глядя мне в глаза - догма, догма, догма.Первый Ватикан - да, второй Ватикан - нет. Понятно? Напишите: догма - да. Первый Ватикан - да. Второй Ватикан - нет, нет, нет. Пишите всем, пишите хорошо. Это Церковь. Этот. Только это "11.

Это были почти последние слова перед своей смертью 2 апреля 2020 года, которые он произнес с известным итальянским профессором философии Хенриком Марией Радаэлли, священником, также профессором Антонио Ливи. Вы знаете, слова, сказанные на смертном одре, имеют дополнительную силу. Они печать. Резюме.

Отец Антонио Ливи - не просто кто-либо, хотя для польского читателя эта цифра - настоящая terra incognita. Крупнейший консервативный итальянский веб-сайт La Nuova Bussola Quotidiana называет его «гигантом католической мысли». Он был учеником двух великих томистов - Корнелии Фабри и Этьена Жильсона. Он до конца читал лекции в Латеранском университете, но там его влияние уменьшалось. В другую эпоху он был бы широко известен, а его произведения переводили на иностранные языки. При правильном продвижении они могут даже стать бестселлерами.В наше время он вместе с целой группой других богословов классической римской школы оказался на обочине. В последнем длинном интервью, которое он дал в 2018 году, он сказал: «Более пятидесяти лет злые еретики-богословы пытались получить власть, и теперь им это удалось. По этой причине я говорю о ереси власти. Папы не еретики, я никогда не говорил этого ни о каких папах. Но они последовали безумной идее Иоанна XXIII, который сказал: «Мы утверждаем постоянное учение, никого не осуждая».Это невозможно; проклятие - это часть объяснения догмы, оборотная сторона одной медали. Если догму нужно применить к современности, где существуют ереси, ее необходимо обязательно осудить. Ничего не осуждать - значит все одобрять; и одобрять все означает, что католической веры больше нет ». Нет лучшего способа сказать, о чем все это.

Пятьдесят лет назад, а точнее в начале 1960-х, католическая церковь перестала осуждать ересь. Отец Ливи прав.Так пришли к власти еретики-богословы. Вырастили епископов-единомышленников. Из них часто назначаются кардиналы. Круг замкнут, создается замкнутая система. Система, в которой догма ведет довольно странную жизнь. Он немного похож на призрак из романа об оборотнях. Может быть, но это не так. Догмат также появляется в литургии, в старинных церковных песнопениях, в символе веры, на богослужениях. Иногда об этом напоминают во время официальных церемоний. Однако это не мощно.Это действует как вежливая формула.

То же указывает другой иерарх, архиепископ Карло Мария Вигано. В то время как отец профессор Ливи был известен только узкому кругу консервативных теологов, архиепископ Вигано за последние два года сделал, можно сказать, поистине головокружительную медийную карьеру. Никто не упоминается так часто, никто не цитируется так часто. Что ж, в опубликованных отрывках писем к одной из сестер в заточении этот бывший нунций в США и бывший губернатор государства-города Ватикан написал, что Второй Ватиканский собор является корнем кризиса, поразившего Церковь и современный мир. с такой силой, и последним эффектом которой стал ответ на пандемию: всеобщее и трусливое закрытие церквей, отказ совершать таинства, практический отказ от автономии и кроткое подчинение всем приказам светской власти.Архиепископ отмечает, что признание ошибок Собора является непременным условием борьбы с болезнями. «Я убежден, что необходимым условием для эффективной духовной, доктринальной и нравственной борьбы с врагами Церкви является убежденность в том, что нынешний кризис является метастазом Соборного рака», - написал архиепископ 29 мая 2020 года. И добавил: «Если мы не поймем причинно-следственную связь между Вторым Ватиканским собором и его необходимыми последствиями за последние 60 лет, мы не сможем перенаправить бразды правления Церкви в направлении, указанном Божественным Рулевым. курс, который последовал две тысячи лет назад ".

Это были отрывки, скажем, из получастных писем. Но в июне 2020 года архиепископ написал нечто вроде меморандума. Самым важным был его вывод: «Вопреки всем попыткам создать герменевтику преемственности, которая рухнула против реальности нынешнего кризиса, нельзя отрицать, что после Второго Ватиканского Собора параллельная Церковь была построена, чтобы занять место истинная Церковь Христова и полностью ей противостоит ». Это очень выразительные тезисы. Раньше нечто подобное можно было услышать только от архиепископа Марселя Лефевра.Теперь пишет о человеке, который до недавнего времени, в конце 2017 года, был одним из самых важных дипломатов Ватикана (потому что таких людей отправляют в Вашингтон), человеком, который был одним из руководителей государства Ватикан. Но он в точности повторяет то, что французский архиепископ уже ясно дал понять много лет назад, и что было немедленно встречено неприятием и осуждением.

Такие слова трезвости встречаются все чаще и чаще. Жалко, что архиепископ Вигано только сейчас об этом говорит. Бывший нунций использует чрезвычайно сильный термин, говоря о раке и метастазах.Почему он раньше молчал? Не видели? А может, как и многие другие, не хотел устраивать скандал? Он изменил свой подход только после того, как вступил в прямой конфликт с Папой Франциском, которого обвинил в сокрытии случаев педофилии и сокрытии кардинала Теодора МакКэррика. По словам архиепископа, я хотел бы напомнить вам, что Франциск должен был знать о церковных наказаниях, наложенных на кардинала Бенедиктом, и все же он должен был прислушаться к его совету и позволить ему действовать свободно в США. Ужасно, если правда.Несомненно одно - кардинал МакКэррик по крайней мере в нескольких случаях приставал к молодым семинаристам. Однако история Маккаррика - это совсем другая история.

Во всяком случае, после начала спора архиепископ, скрывающийся в неизвестном месте, опасаясь за свою жизнь, заговорил совсем на другом языке. Он отказался от своего кошмарного новояза Ватикан-ООН - диалог, мир, понимание - и вернулся к языку пророков и Евангелия. Он сказал то, что должно быть ясно и ясно любому внимательному наблюдателю, что именно Собор, его документы и стиль поведения, принятый в то время, назовем его пастырским, на самом деле являются источником болезни Церкви.Не сомневаюсь, что это можно назвать догматической болезнью. В то время как католическая система до Собора основывалась на догмах, догматической вере, авторитете и черпала из этого свою силу, признание и уважение, авторитет также был парализован, поскольку догма эрозии пошатнулась и парализовалась.

Это великое чувство перемен было очень хорошо продемонстрировано французским историком Рене Ремоном, который писал о «такой удивительной эволюции Церкви [на Соборе], которая, по общему мнению, на протяжении веков, возможно, исходила от французов». Революция приравнивалась к постоянству, в которой враги как друзья видели наиболее точную картину неизменности на Земле »(введение к: Филипп Левиллен, La Mecanique Politique de Vatican II - la Majorite et l'unanimite dans un concile).И внезапно выяснилось, что эта неизменная Церковь, знак вечности Бога на земле, так гордящаяся своей инаковостью, укорененная в безвременье, символ сверхъестественной жизни, изменилась в мгновение ока. История Собора, как показали Ремон и Левиллен, на самом деле является историей того, как Церковь была поглощена духом времени. Больше не вневременной и свободный от политики, игры, баланса сил, но наиболее секуляризованный, миролюбивый, с фракциями и крыльями, с ожесточенной борьбой за власть и влияние - это настоящая пост-Соборная Церковь.Вместо Вечного Рима появился Временный Рим. Это мораль истории о совете. Вот тогда что-то сломалось. Что-то сломано. Это самая болезненная, самая зараженная область. Недавно другой профессор, Роберто Пертичи, опубликовал текст, в котором утверждал, что с понтификатом Франциска наступил «конец римского католицизма».

«Это не означает, что католическая церковь заканчивается, но исчезает то, как она представляла себя и строилась на протяжении веков».По словам Пертичи, это «преднамеренный план, реализованный« мозговой трестом »вокруг Франциска: план, который в то же время является крайним ответом на кризис в отношениях между Церковью и современным миром и предпосылкой для нового экуменического движения. конечно вместе с другими христианскими конфессиями, особенно протестантами. Римский католицизм - это «экклезиология, разработанная Советом в Тренто, которая подчеркивает центральное место посредничества духовенства для спасения и устанавливает иерархический, объединенный и централизованный характер Церкви; это дает ему право контролировать и, при необходимости, осуждать позиции, которые расходятся с ортодоксальной формулировкой истин веры; дает ему право прислуживать таинства ».Все это правда, но упадок католицизма - это не только дело рук Франциска и «доверие умов», сосредоточенное вокруг него. Если вы этого не понимаете, вы никогда не выйдете из кризиса. Да, я знаю, будет больно. Это не исследование давно минувшего прошлого, которое можно рассмотреть с должного расстояния. Это не описание причин Реформации или Французской революции. Это свежая, живая материя, и, что хуже всего, она меня непосредственно трогает. Вот почему так сложно быть трезвым и честным: нас связывают сантименты, эмоции и чувства.Вся церковная машина, я говорю о структуре пропаганды, об официальном послании, должна была показать прямо противоположное. Она была полностью сосредоточена на том, чтобы скрыть новости, прикрыть трещину.

Римская система была основана на двух столпах - догме и авторитете. Франциск пришел к власти в церкви, которая годами терпела ересь и которая также в принципе отказалась от своих претензий на власть над светской властью. Следовательно, он не архитектор нового порядка, а его наследник. Болезнь началась намного раньше, и, несмотря на критику, ее не следует рассматривать как источник в аргентинском понтификате.Интересно, что даже один из главных архитекторов новой церкви, Павел VI, о котором так страстно говорит Франциск, видел ее в краткие моменты трезвости. В «Диалогах с Джин Гиттон» Павел VI делится следующим наблюдением: «Мне кажется, что в католицизме мысль не является католической по своей природе». Замечательное наблюдение. Так это было заметно уже в 1960-е годы. Доминирование некатолической мысли в церкви - серьезное дело. Ну, наверное, самый серьезный.Вот почему был проведен Трентский собор, чтобы противостоять этому явлению. Чтобы предотвратить распространение «некатолического мышления» в церкви, папы поставили на карту свою власть, передвинули небеса и землю, чтобы защититься от этого зла.

Что такое «католическое мышление»? Об уважении к священнику, о вере в действенность таинств, о стремлении к совершенству и чистоте, о страхе перед Богом, о пессимизме по отношению к природе, пронизанной первородным грехом, о убеждении, что грех отделяет нас от Бога.Но католицизм также отличался глубоким недоверием к новому, своего рода врожденной привязанностью ко всему, что унаследовано, что передается, что является постоянным. Самое поразительное в этом утверждении: Павел VI говорит о «господстве некатолического мышления» как о событии, так сказать, по отношению к его собственным внешним действиям, что-то вроде фатального катаклизма, который постигает человека сверху. .

Это своеобразное отношение разочарования и отстраненности, фатализма и реализма еще более очевидно в словах проповеди, которые Павел VI произнес в 1972 году, 29 июня, в праздник Святых Петра и Павла.Это один из самых цитируемых папских текстов. Неудивительно, ведь он недвусмысленно подтверждает правильность позиции критиков реформы Собора: Павел VI говорит, что у него создается впечатление, что «через какую-то трещину запах сатаны проник в храм Божий». И он объясняет: «Есть сомнения, неуверенность, проблемы, беспокойство, неудовлетворенность, конфронтация. Вы больше не доверяете Церкви; (…) Считалось, что солнечный день в истории Церкви наступит после Собора. Между тем наступил пасмурный, ненастный, темный день ... ».Удивительные слова. Но не только потому, что они подтверждают масштабы кризиса и несостоятельность реформ. Еще меня поражает: полная беспомощность. Фактически, это постоянная тема последующих речей Иоанна Павла II (было меньше таких трезвых, как Павел VI) и Бенедикта XVI (на удивление много проницательных замечаний, прекрасно отражающих проблему). Когда папы за последние несколько десятилетий после Собора критиковали состояние церкви, они всегда действовали так, как будто это было что-то по отношению к ним, к их внешним решениям.Как будто что-то происходит вне зависимости от их ответственности. Я не понимаю этого. Можно ли так просто сказать, что «вонь сатаны пробилась сквозь трещину»? Но подождите, не следует ли нам попытаться определить это немедленно? Спешите сразиться с этим и затормозить? Представьте, что мы находимся в закрытой комнате, в которую внезапно начинает просачиваться едкий удушающий дым, и что по какой-то причине мы не можем выйти из него - либо потому, что дверь забита, либо потому, что кто-то нас покинул и запер нас снаружи - что нам тогда делать? Когда мы видим, что запах проникает в комнату, мы хватаем то, что есть под рукой, и бежим, чтобы заткнуть щель, открыть окна и выпустить дым! Но здесь ничего подобного не происходит.Это самый большой секрет. Трещина, о которой говорил Павел VI, возникла не на пустом месте. Его можно точно определить. Его ширину, длину и расположение можно исследовать со строжайшей точностью.

Суд сатаны вошел в Церковь в результате паралича догматических принципов. Некатолическое мышление начало преобладать в тот момент, когда догме заткнули рот. И этот паралич, это надевание намордника стало фактом в то время, когда власть и власть, вверенные преемникам Петра, перестали бороться с ошибкой вопреки догматической истине.Можно точно указать этот момент. До минуты. С точностью до минуты можно показать момент, когда власть отклонилась от своей основной задачи. Именно в этот момент открылась трещина, и с тех пор зловоние стало проникать в Церковь с большей силой.

Какую догму хорошо описывает Джон Генри Ньюман. Он сделал это в Apologia pro vita sua, книге, которая показывает его веру, ее созревание и объясняет, как произошло обращение англиканского капеллана из Оксфорда в католицизм.«Этот главный принцип сегодня для меня не менее дорог, чем когда-либо. Во многом я изменился в этом отношении - совсем немного. С пятнадцати лет догма была для меня фундаментальным принципом религии. Я не знаю и даже не сочувствую концепции какой-либо другой религии. Религия, которая была бы только чувством, для меня - заблуждение и пародия ». Разве не парадоксально, что Ньюман, ставший кардиналом в 1878 году Львом XIII, был сначала беатифицирован Бенедиктом XVI, который, как профессор богословия, внес значительный вклад в отмену догматического принципа, а затем был возведен на алтари. Фрэнсис, кто ее живое отрицание? «У религиозной жизни должны быть свои субъекты», - продолжил Ньюман.«Эти объекты, как сверхъестественные, не могут быть представлены нашим чувствам материальными символами, они должны быть представлены уму - в предложениях. (...) Знание всегда должно предшествовать действию чувств », - писал он в Logika Faith. Знание или рациональное познание. Ньюман был католиком, даже не подозревая об этом. Он предполагал, как всякий католик, до того, как его вера претерпела мутацию в духе после Собора, что вера была приверженностью разума истине по благодати. Ключевые элементы здесь - это приверженность, это согласие, это свидетельство истины, которого человек не может достичь, полагаясь на свою духовную, эмоциональную или психологическую силу.«Христианская тайна - это истина, открытая нам через христианское откровение, которой мы не достигаем одним лишь разумом и которую после того, как она достигнута верой, не может быть измерена концепциями нашего разума», - писал великий Маттиас Йозеф Шибен13. . С одной стороны, догма истинна и, следовательно, объективна реальность; с другой стороны, в отличие от всех естественных истин, догматическая истина не может быть постигнута разумом. Это универсальная, универсальная и обязательная истина, выраженная в предложениях, содержащихся в утверждениях.

И в то же время этого нельзя достичь ни изучением явлений мира, ни собственными рассудочными способностями. Как ни старайся, ничего не получишь. Даже если все человечество, даже самые мудрые из философов, даже человеческий разум в его полной актуализации, охватывающий прошлое, настоящее и будущее человеческого вида, пытался достичь догматической истины - что Бог Триедиен, что Христос есть совершенный Бог и истинный чувак, что Мария она мать и девственница - это никуда не денется.Естественный разум, дойдя до тайны, рухнет с несчастьем. У него нет такой силы внутри себя, никакой силы, которая позволила бы ему открыть истину догмы. И хотя догматическая истина настолько абсолютно и бесконечно недостижима для человеческого разума, она принимается и признается верующими, как и в случае с другими истинами, открытыми разумом. Но разум соглашается с последним, одобряет, подчиняясь очевидному, сама действительность, соизмеримая с ним, придерживается первого и одобряет, даже если оно несоразмерно ему.Это приверженность разума истине, которая бесконечно превосходит его. К истине, которой он сам не постигается, но тем не менее послушно, полностью, без ропота, без протеста, он принимает ее. Этот излишек, этот таинственный плюс, эту пропасть можно преодолеть верой. Но одной веры недостаточно - требуется благодать, чтобы принять догму как истину, а не как прихоть, не как идиосинкразию, причуды и произвольные, субъективные представления. Только благодаря ему вера видит, а разум сдается и принимает.Вера в некоторых отношениях похожа на знание, потому что, как и знание, она открывает истину. Однако в другом отношении оно отличается от знания: оно основано на авторитете, на том, что он слышит от свидетеля.

Ключевым моментом является то, что согласно догматическому принципу объект веры - это нечто реальное и внешнее по отношению к человеку, что может быть выражено утвердительными и отрицательными предложениями. По благодати разум принимает за истину то, к чему он никогда не дойдет. Бесконечная пропасть отделяет человека от истины о Троице.И все же, когда он принимает эту истину по благодати, он принимает ее как свою собственную, необходимую, неизменную сама по себе, полностью определенную и подчиненную. Отныне он готов умереть за нее. С этого момента, если кто-то захочет отнять это у него, если он захочет заставить его отказаться от этого, он скорее умрет, чем сдастся. Верующий знает, что он не может отрицать реальность. Эта приверженность вере - не слепое упрямство и не прихоть. Если рассматривать догму как обычное предложение - Бог есть троица личностей - может показаться, что это конструкция, творение какой-то причины.Однако благодаря вере то, что кажется случайным и сконструированным, становится реальным, объективным, добровольным, ценным само по себе, само по себе требующим признания, возвышенным и величественным. Католическая вера, догматическая вера - это причастность к великой сверхъестественной тайне.

Он не прячется здесь и даже не разоблачает недостаточность человеческого разума. Подчеркивается, что истина Святой Троицы, правда о Сыне Божьем как Боге и человеке, о непорочном зачатии, о пресуществлении хлеба и вина в тело и кровь Христа абсолютно и полностью недоступны для понимания. человеческое знание и может быть признано только по благодати.Однако цепляние за разум - это не акт воображения, не творение человеческого духа, а подчинение. Таким образом, сам акт веры уже сверхъестественен, сам акт признания и согласия, если он внутренне свободен и тотален, дает возможность приобщиться к Божьей истине, он вырывает человека из повседневной жизни. За актом веры стоит авторитет правдивого Бога. Да, это часто спрятано, спрятано. Привычка делает свое дело. Но когда под влиянием размышлений мы сталкиваемся с конечным, мы видим: вера покоится на авторитете Церкви, а Церковь покоится на авторитете правдивого Бога.Каждый раз, когда католик исповедует свою веру, он выходит за рамки мирского и естественного. Речь идет о реальности, которую никогда полностью не поймут. Он знает, что он говорит о том, что она существует, что он требует признания, но в то же время он знает, что понимание этой несотворенной, недостижимой истины превосходит все его природные способности. Таким образом, провозглашая догму абсолютной истиной, самим актом исповедания, если оно искреннее и достоверное, оно затрагивает Божью благодать и вечную жизнь.

Догма - это не сухой и абстрактный поворот, не знак ограничения и замкнутости: догма - это путь в Небеса, врата и врата к сверхъестественной жизни.В этом смысле это строгая тайна: это признано истинным утверждением, полностью и радикально внешним по отношению к человеческому разуму, бесчеловечным. Догматические истины - это не коды, заклинания и секретные пароли некоторых посвященных: они обязательны для всех. «Итак, есть истина, эта истина едина; что религиозная ошибка аморальна сама по себе, что те, кто ее исповедуют, если не невольно, виновны в том, что исповедуют ее; что этого следует избегать, (…) что истина и ложь даны нам для испытания наших сердец; что наш выбор - это ужасная жеребьевка, на которой написано наше спасение, или отказ от того, что «тот, кто должен быть спасен, должен думать так, а не иначе» »- это догматический принцип, представленный Ньюманом в книге« О развитии ». Доктрины христианской.Этот принцип прекрасно иллюстрируется исповеданием святого Афанасия: «Тот, кто хочет спастись, должен исповедовать целостную и неделимую католическую истину» - это исповедание, как писал Ньюман, было его любимой молитвой. Догматический принцип содержит полное и твердое осуждение ошибки. Признать истину и осудить ошибочную ошибку - это как две стороны одной медали. Одно без другого невозможно. Пытаться исповедовать догму и не осуждать ошибку - это то же самое, что относиться к догме.Вы говорите не «да» явленной реальности, а «да, но».

В то время как догматический принцип говорит, что истина исповеди абсолютно необходима для спасения, противоположный еретический принцип гласит, что «мы не добрее к Богу, если верим так или иначе». По ее словам, нам достаточно искренне провозглашать свои религиозные убеждения, независимо от их содержания, и наша заслуга заключается в поиске, а не в нахождении и обладании. Такое понимание религии в глазах Ньюмана, и я повторяю еще раз, каждый католик считал чем-то еретическим, ужасным, неуместным, недостойным.Кто так понимал религию - достаточно посмотреть искренне - был достоин ада и осуждения. Он был метафизической сказкой, духом красоты сверхъестественного. Сильнее. Именно к нему относится притча о жемчуге, брошенном перед свиньями. Вместо того, чтобы схватить жемчужину и продать все, что у него было, вера - эта драгоценная жемчужина, он предпочел очевидное удовольствие поиска. По мнению Ньюмана, Шибена и, я повторяю, всех католиков, непременным условием католической веры было отсутствие терпимости к ошибкам.

В каком-то смысле можно сказать, что без нетерпимости к ошибкам догма мертва. Почему? Потому что до тех пор, пока не осуждалось обратное, догма оставалась лишь образом. В том, что человек может создавать разные образы, в том, что человеческий разум создает воображение - летающих драконов, многоголовых существ, химер, помесей человека и животных - не было ничего сверхъестественного. Но в тот момент, когда Церковь была готова осудить, ошибиться, подделку, ложь, чтобы сказать, что Бог не был рожден от Девы или что слова священника не превратили хлеб и вино в тело и кровь Христа (хотя глаза, прикосновение и запах по-прежнему улавливают только хлеб и вино), положительная правда, догматическая правда подтвердилась.Осуждение показывает, что догматическая вера - это нечто, что связывает, требует, приказывает, обязывает всех. Осуждая ересь, Церковь заявила, что истина, которую она проповедует, реальна. Это раскрывает сверхъестественную реальность. Отказываясь от осуждения ошибки, противоречащей догме, Церковь могла бы сказать, что истина не является универсальной и обязательной для всех и, следовательно, в конечном итоге является вовсе не истиной, а просто мнением. Осуждение ошибки - основа объективности сверхъестественной истины.Следовательно, обвиняется всякий, кто не принимает это. В этой ситуации состояние непреодолимого невежества - когда оно возникает только одному Богу - может быть только смягчающим обстоятельством. Осуждение ереси также является видимым признаком в историческом смысле того, что истина воспринимается серьезно. Так было исключение еретиков из Церкви: это было печатью доверия. Бирка подлинности. Теперь стало известно, что Церковь не производит фальшивых, фальшивых монет. Нет. Осуждая ошибки и исключая их последователей, Церковь заявила, что монета веры подлинна.

«Во-вторых, здесь снова говорит вновь вознесенный святой - я верил в истинность определенной догмы, основанной на этом фундаменте, религиозной доктрине, а именно учении о том, что существует видимая Церковь с таинствами и обрядами, которые являются каналами невидимой благодати» . Эта сакраментальная, церковная вера невозможна без веры догматической. Заметность Церкви и способность определять, какое из бесконечного числа сообществ является истинным, были неотъемлемыми чертами догматической истины.Сама суть догматической истины, в отличие от метафизических, математических или других истин, должна была быть доступна в истории. Догма была обязательной и необходимой истиной; но в то же время за ним стоял исторический авторитет, конкретная Церковь. Это означало, и это был третий элемент, что одна и только одна из существующих христианских общин могла быть Церковью Христа. Погрузившись в историю, Ньюман обнаружил, что единственной Церковью Христа была Церковь Рима - не только потому, что она была основана на догматическом принципе, но также потому, что она претендовала на универсальность и обладала властью, способной защищать догмы и осуждать непрекращающихся противников. ошибки.

Этот догматический принцип, изложенный Ньюманом в многочисленных трудах, также был точно установлен в 1870 году в конституции Filius Dei Ватиканского Собора I. Вот почему умирающий профессор Ливи несколько раз повторил слово «догма». Этот кристально ясный текст Собора также точно предсказал ошибки сегодняшнего дня. «Таким же образом Священное Писание, ранее считавшееся единственным источником и судьей христианской доктрины, стало рассматриваться не как Бог, но - более того - связано с мифическими изобретениями» (DF, 7), отцы Ватикана я учил.Таким образом, еще в 1870 году Церковь осудила ошибку, которая успешно парализовала догматический принцип с середины двадцатого века. Священное Писание - это Слово Бога к человеку, а не скопление мифов, духовенства, фольклорных сказок, неясных впечатлений, анонимных слоев. «Введенные в заблуждение различными и иностранными науками, несправедливо смешивая природу и благодать, человеческое знание и божественную веру, они исказили истинный смысл догм, хранимых и провозглашаемых святой Матерью-Церковью, и поставили под угрозу целостность и чистоту веры» - некоторые фрагменты эта конституция кажется почти упреком в адрес отцов Второго Ватиканского Собора.

Излагая догматический принцип, отцы Ватикана я показываю, что, с одной стороны, человеческий разум «может [несомненно] узнать из сотворенных вещей посредством естественного света разума« Бога », начало и конец всех вещей». ; он может узнать его «без труда, с твердой уверенностью и без примеси каких-либо ошибок» (З. 20–22). Это знание - прелюдия к истинной вере. Вера - это не дело человека, а сверхъестественная добродетель, «которой мы верим, вдохновленные и с помощью Божьей благодати, что то, что Бог открыл, истинно».Таким образом, акт веры сам по себе является переходом души из состояния временности, временности, неопределенности и смерти в царство Духа, истины и вечности. Веруя, мы признаем реальным и реальным то, чего никогда бы не достигли в одиночку. Но: каждая примесь нашего естественного разума, каждое объяснение и перевод, который натурализует и создает впечатление, что вера может быть получена из наших природных сил, из чувства бесконечности, из чувства подчинения, из стремления к целостности и т. Д.и т.д., вера искажает, делает ее хуже, унижает ее, лишает ее чудес и великолепия. Это больше не катапульта, которая бросает человека к безграничному Богу. Это похоже на оборванную зазубренную струну, которая не может выпустить стрелу.

Догматическая вера - это не слепой порыв сердца, а истина: «Поэтому« мы определяем, что любое утверждение, противоречащее истине просвещенной веры, полностью ложно ». И Церковь, которой вместе с апостольской учительской службой было велено охранять кладовую веры, также имеет право и обязанность Бога осудить ошибки ложного учения, чтобы никто не был обманут философией и тщетным обманом. "(ДФ 48, 49).Догматическая природа веры прекрасно иллюстрируется канонами позитивной науки. Они подчеркивают обязанность послушания вере и ее неизменность: «Если кто-то говорит, что это возможно, в соответствии с прогрессом знания, иногда необходимо придать догматам, данным Церковью, иное значение, чем то, которое принимала Церковь. и предполагает - да будет анафема »(DF, IV, 3).

Основная проблема Собора, который состоялся менее чем столетие спустя, заключается не в той или иной формулировке - иногда расплывчатой, двусмысленной, иногда совершенно неправильной, - а в том, что он перевернул сам догматический принцип с ног на голову.Невозможно провозглашать истину веры, не осуждая ее противоположность. Такая попытка должна повлечь за собой релятивизацию самого акта веры. По сути, это изощренная и мягкая форма убивающей догмы, что-то вроде эвтаназии. Недостаточно сказать, что Христос - Сын Божий, всегда нужно добавлять, что всякий, кто так не думает, если только он не находится в состоянии непреодолимого невежества, заблуждается, ослушается Бога, игнорируя повеление Бога. Сказать первое без добавления второго - ничего не сказать.

Церковь - это Христос, Который по-иному идет в истории. Как Христос требовал веры и послушания, так и Церковь во имя Его. Это было источником авторитета Церкви, которая по самой своей природе должна была быть властной, всеобщей и безоговорочной. Принцип католической системы был тесной связью между истиной и авторитетом. В положительном смысле авторитет проявлялся в том, что он охранял, хранил, передавал и защищал Божью истину, в отрицательном - в том, что он осуждал ее, безжалостно боролся и эффективно упрекал ее ошибки.Это одна из причин того, почему Церковь в истории была церковью борющейся. Жить - значит с силой провозглашать догмы и осуждать противоречащие им заблуждения. Если это осуждение должно быть реальным, а не абстрактным, оно также должно указывать на людей, которые приняли и исповедовали эти ошибки.

Бог - Господь мира, поэтому открытая истина должна быть признана всем миром; Истина откровения зиждется на правдивости Бога, и послушание Его слову является фундаментальным моральным долгом каждого человека.Если это так, поскольку Бог - Господь, поскольку его Сын является высшей полнотой Божественности, и поскольку он основал и доверил свою власть Церкви, которая отныне представляет его на земле и в истории, он также дал ему силу судить истину и ошибка. Догматический принцип предполагает наличие исторической силы, которая проявляется в вынесении суждений и заявлений, способных судить и отделять истину от лжи не только абстрактно, но и исторически, в конкретном контексте. Что через нее каждый раз, когда он говорит, христианин видит и слышит Христа.Услышав осуждение ошибки в истории, католик знал, что Господь жив, что Господь со своей Церковью и что он заботится о своей Невесте. Именно из-за этого принципа было осуждено и арианское заблуждение, Христос не равен по своей божественности Отцу и его последователям. Точно так же, со всей мощью своего авторитета, Церковь отвергла последовавшие друг за другом исторические ереси - монофизитство, сабелианство, несторианство, а затем и протестантизм.

Эта власть, которая была формально установлена ​​в папской канцелярии, инквизиторская власть в строгом смысле слова, власть клеймить ошибки, стала первой жертвой совета.Однако, если этот авторитет не существует или если он не функционирует, если он не проявляется нормальным образом, в историческом опыте через одобрение или отклонение суждений и взглядов, указывающих, кто является, а кто не может быть католическим учителем. то теряется авторитет церкви и авторитет папы. Он все еще может быть популярен, его могут даже уважать, но он теряет свой слух. Он может принимать важные административные и организационные решения, но его власть систематически сокращается. Папы могут оставаться медийными знаменитостями, продолжая пользоваться наследием, накопленным их предками, но теряют свой авторитет.Они напоминают монархов в демократических обществах: они живые музейные экспонаты, видимые символы прошлого. Но это в прошлом.

Правду, которую они были хранителями, заставили замолчать. Догма не связывает. Догма превратилась в мнение и точку зрения. Он не открывает врата в рай. Он не выходит из времени. Это не выводит вас за пределы истории. Догматический принцип был побежден миром. Она была парализована. Вместо того, чтобы находиться под суверенитетом Бога, мир уступает тирании смертности и присоединяется к строительству нового, глобального, лучшего будущего.

Пишу об отказе от догмы, о параличе догматического принципа. Это то, что можно наблюдать каждый день, когда открытые еретики не только терпимы, но даже делают церковную карьеру, или когда епископы хотят благословить гомосексуалистов, а монахини защищают аборты. Как догматический принцип был скован во время Собора, так и власть Рима была ограничена.

Брошенная тиара

«Приближалось 12 марта - день коронации. Был солнечный день, настоящий праздник… более светлого и возвышенного времени не представить.«Святой отец, посмотри еще раз на площадь Святого Петра», - воскликнули мы в ликовании. (...) Неисчислимая толпа людей переполнялась на далекой площади, сказочная игра красок разливалась униформой и яркой одеждой. Вот знатная дама в праздничном платье, вот простая крестьянская девушка. Старые и молодые, большие и маленькие, бедные и богатые - все пришли поклониться наместнику Христа, который должен был получить тройную корону - тиару сегодня. Великолепие и великолепие мероприятия подчеркивалось радостным нескончаемым возгласом: «Да здравствует, да здравствует!».Да здравствует папа Пио XII и папа Романо ди Рома! ». А как же базилика Святого Петра! Она охватила все украшения, которые у нее были, и теперь она сияла и сияла неописуемым светом, заставляя величественное богатство золота его лепнины сиять во всей полноте ». Это слова сестры Марселины Ленерт, давней экономки Эудженио Пачелли, описывающей утро 12 марта 1939 года, когда он должен был быть коронован со всей пышностью папских церемоний на Пия XII14. Я никогда не видел вживую коронацию тиары.Когда в октябре 1978 года на площади Святого Петра проходили церемонии и кардиналы шли к Иоанну Павлу II, я смотрел это по телевизору. Тогда я не знал, откуда я мог знать, что более тысячи лет назад знаком папской власти была тиара, а не митра.

На площади Святого Петра и в других местах Папа был «настоящим» папой для народа, писал Вольф, только после того, как был коронован тройной короной. Вся остальная резьба и символы для инсталляции, даже сама подборка, в итоге казались лишь дополнениями.Тиара была просто символом папства, что было отличительной чертой первосвященника, pontifex maximus, как папы. Папские печати носили тиару, она присутствовала на монетах и ​​почтовых марках, папский герб также отличался от всех других гербов тиарой15. Что значит быть коронованным диадемой? Что в этом было послание? Пусть снова заговорит сестра Ленерт, которая прекрасно показала точку зрения, общую для католиков: «Неописуемая радость знаменовала прибытие Пия XII.Он даже подавлял основные слова папского обряда коронации: «Примите тиару, украшенную тремя коронами, и знайте, что вы - Отец князей и королей, Владыка круга Земли, Заместитель нашего Спасителя, для которого есть честь. и слава на вечность! ». В гимне звучали радостные свадебные возгласы: «Coronam auream super caput eius ...» (...) »16.

Коронация с тиарой, а не с митрой епископа, и сопровождающее ее первое благословение города и всего круга земли были решающим образом, который символизировал вступление в должность.За тройной короной скрывалось замечательное тройное заявление: «Он [папа] был не только отцом земных князей», но также и правильным проводником для всего мира, и не менее того, заместителем Иисуса Христа на земле. Даже коронация английской королевы не могла сравниться с этим могущественным ритуалом, не говоря уже о церемонии приведения к присяге самого могущественного человека в мире, американского президента. Судя по тому, что могли видеть глаза, она сделала Папу Папой Римским. Не было бы папы без тиары, - писал Wolf17.Но тиара не только сделала Папу римским, но и показала нечто большее. Он поставил всю земную власть под власть Папы и, таким образом, в символическом смысле обозначил, что в конце концов эта сила пришла свыше, от Христа. Коронация с тиарой и притязания на власть над «принцами и королями», а значит, и над светскими правителями, показали, какие границы светской власти были непреодолимыми. Папа не имел власти ни от народа, ни по собственной мудрости. Он не был победителем, он не побеждал.У него не было большой армии. Когда он был у него до 1870 года, он служил для защиты папских земель. И все же, несмотря на эту тонкость светской власти, увенчав себя тиарой, он показал, что является наместником Христа, и что светская власть должна в конечном итоге подчиняться ему.

Шляпа также освящала власть как таковую. Поскольку Бог был Всемогущим Правителем, Владыкой Владык, Создателем и Царем, размещение тиары на голове Папы указывало на то, что вся земная сила имеет своим источником святость Бога.Править и царствовать, править и решать, быть на вершине горы, править и царствовать, иметь силу и могущество - все это были качества Бога. Кто был идеальным правителем? Хранитель порядка. Власть дозволено превозносить или наказывать. Она внушала восхищение и страх. Тот, кто владел ею, мог вознаградить ее, но также и наказать, если был нарушен закон. Благодаря коронации тиарой эти невидимые, скрытые, таинственные качества Бога - справедливость, величие, сила - стали видимыми для всего круга земли. В отличие от митры, которая была знаком церковной власти, чисто духовной, ограниченной для верующих, тиара показывала нечто большее: мир, как правило, подчинялся наместнику Христа.Здесь, в Риме, был тот, кто является земным правителем Бога. Мир политики - это не хаос. Общественная власть, политическая власть имеет свои пределы. Он должен подчиняться Божественному Правителю, представитель которого является носителем тройной короны в Риме.

Шляпа была также мечтой, мечтой, надеждой на мир, полностью подчиненный одной вере, одному закону Бога. Поэтому, когда католик увидел тиару на голове Папы, он понял, что дело не в политическом господстве, стремлении к сверхдержаве, империализме, а в том факте, что в конечном итоге все державы, империи, королевства, княжества, республики и демократии, все главы наций и лидеры наций, какими бы могущественными, властными и победоносными они ни были, сколько земель и территорий они потребовали бы, должны подчиняться Христу и Его царственному величеству.Что существовал сверхъестественный порядок, которого они должны были придерживаться. То, что земное и преходящее - лишь тень, земное правление - заблуждение, земная сила - мгновение: все владыки и правители предстанут перед Богом. Теперь, перед его смертью, их судит вечный пастырь, преемник Петра.

В 1432 году братья Хуберт и Ян ван Эйки закончили свою работу у богатого купца из Гента. Его глаза, как и глаза всех его современников, видели ослепительные цвета и красоту алтаря с двенадцатью столами, а в его центре, вверху, величественную фигуру, одетую в красную одежду, символ мученичества и сила, Христос.Это Христос Царь, Господь мира и правитель на престоле. Ничто так не подчеркивает этот символизм, как головной убор: на Христе тиара. Этот шедевр ван Эйка заслуживает восхищения не только из-за его мастерства, компоновки и композиции - он является прекрасной иллюстрацией уже широко распространенного убеждения, что папская тиара, тиара Христа и тиара Бога-Отца являются символом вселенского, абсолютная власть, власть над людьми и духами, над миром этого земного и вечного.

Все специалисты и исследователи отмечают, что тиара символизирует полноту! Коронация с тиарой и ее ношение - символическое противоречие Соборному учению об автономии и независимости светской, общественной и политической сферы от духовенства.Что касается веры и Божьего закона, светские государства не имеют автономии, они по своей природе подчинены верховной власти Христа. Бонифаций VIII (1235–1303), когда он, как и Григорий IX, принял вторую, среднюю корону на тиаре, представил отношения между духовной и светской властью следующим образом: Для нее подобает установить светскую власть и увещевать ее, когда она сбивается с пути ... ». Добавление второй короны было просто знаком того, что «Церковь владеет и духовным, и светским мечом».Интересно, что это толкование близко к посланию Евангелия и словам Христа, чтобы дать то, что божественное Богу, а то, что имперское, императору - в конце концов, все принадлежит Богу, а император, кем бы он ни был, имеет всю силу от выше, от Бога! Кульминацией эволюции папской короны стало размещение креста на вершине тиары в XVI веке - символа власти Христа над миром.

Прежде чем тиара стала тиарой, она прошла долгую историю. «Тиара (от греч. Тюрбан, завиток) изначально была головным убором из персидского войлока в форме усеченного конуса.Богато украшенный тремя коронами, его носили персидские цари как символ объединенных царств Персии, Мидии и Парфии. Впоследствии он перешел в византийские (назывался Camelaucum) и латинские традиции как головной убор Папы, а также светского правителя ». Тиара, как и другие головные уборы, используемые папами, происходит от императорского церемониального колпака. Образцом для нее послужила так называемая Фригийская шапка, княжеская шляпа византийских императоров. Первые исторические записи упоминают фригийский колпак во время церемоний коронации пап в 8 веке нашей эры.Он интерпретировался как императорская тиара, символ передачи императорской власти императоров папе, объясняет Вольф18. Он объясняет, что фригийский колпак, также называемый regnum, за столетия получил три короны: Николай II (1059–1061) украсил колпак одной короной, Григорий IX (1227–1241) был коронован двойной диадемой и с середины четырнадцатого века дано установить с неоспоримой уверенностью существование тройной короны, известной как triregnum или тиара. Третья корона указывает на сверхъестественную природу папской власти.«Он символизирует тройную власть Папы как главы земных правителей, главы Церкви и Наместника Христа». В средние века тиара стала настолько символом папской идентичности, что даже спящие папы изображались с тиарой на голове на картинах того периода. Тиара принадлежит Папе, как соль в супе, пишет немецкий историк.

.

Смотрите также